Ттг повышен что: Анализ на ТТГ【тиреотропный гормон】- расшифровка и нормы

Содержание

Гипотиреоз: симптомы и лечение | Справочник заболеваний Helzy

Что такое гипотиреоз

Гипотиреоз — это заболевание, которое развивается при недостатке гормонов щитовидной железы тироксина (Т4) и трийодтиронина (Т3).

Тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3) ускоряют обменные процессы в организме. Синтез этих гормонов регулирует тиреотропный гормон (ТТГ) передней доли гипофиза. Он, в свою очередь, тоже регулируется гормоном другого отдела мозга — гипоталамуса. Весь этот механизм — часть сложной гипоталамогипофизарной системы головного мозга.

Заболевание также известно как

На английском заболевание называется Нypothyroidism.

Причины

  • Аутоиммунное поражение ткани щитовидной железы (например, аутоиммунный тиреоидит). Клетки щитовидной железы воспринимаются организмом как чужеродные и подвергаются атаке антител. Это причина встречается чаще всего.
  • Сильный недостаток йода в пище. От этого щитовидная железа увеличивается, формируется зоб, продукция гормонов падает.
  • Хирургическое удаление щитовидной железы, лучевая терапия и применение препаратов радиоактивного йода.
  • Поражение гипоталамогипофизарной системы (травма, опухоль).
  • Врожденные нарушения.

Кто в группе риска

  • Наличие гипотиреоза у родственников.
  • Женский пол (частота заболеваемости в несколько раз выше, чем у мужчин).
  • Проживание в регионах с дефицитом йода.

Как часто встречается

Частота развития гипотиреоза в разных странах варьируется в пределах от 14 до 353 случаев на 100 тысяч населения.

Симптомы

Они неспецифичны и зависят от степени и длительности гормонального дефицита.

  • Повышенная утомляемость.
  • Выраженная сонливость (продолжительность сна 12-14 часов).
  • Замедление мыслительных процессов.
  • Мышечная слабость.
  • Замедление сердечного ритма.
  • Увеличение массы тела.
  • Нарушение менструального цикла, снижение способности к зачатию.
  • Запоры.
  • Шелушение кожи, замедление роста волос.
  • Осиплость голоса.
  • Повышенная отёчность. При значительном гормональном дефиците развивается микседема — выраженная отечность лица с “мешками” под глазами.

Диагностика заболевания

Осмотр

Врач прежде всего спросит о родственниках с гипотиреозом, сопутствующих эндокринных патологиях и оперативных вмешательствах на щитовидной железе; проведёт общий осмотр тела, чтобы выявить симптомы.

Лабораторные исследования

Это основной метод диагностики гипотиреоза.

  • Тиреотропный гормон — его повышенный уровень свидетельствует о снижении функциональной активности щитовидной железы.
  • Свободный Т4 — при гипотиреозе будет наблюдаться низкий уровень.
  • Общие Т4 и Т3 само по себе мало что дадут для диагностики, определять их нет смысла.
  • Антитела к тиреоидной пероксидазе (антиТПО) используются для диагностики аутоиммунного процесса.

Инструментальные методы диагностики

  • УЗИ щитовидной железы.

  • Изотопная сцинтиграфия — это метод получения детализованного изображения железы путём введения в неё небольшого количества радиоактивных изотопов.

  • Тонкоигольная пункционная биопсия щитовидной железы делается при подозрении на рак. Позволяет изучить образцы клеток из нарушенных участков.

  • На поздних стадиях заболевания врачи могут порекомендовать УЗИ сердца (ЭхоКГ) и ЭКГ.

Лечение

Цели лечения

  • Убрать симптомы;
  • предупредить осложнения.

Лекарственные препараты

Основной препарат — это левотироксин, возмещающий дефицит гормонов щитовидной железы. Дозы подбираются эндокринологом под контролем лабораторных анализов.

Возможные осложнения

  • Микседема — специфические поражения кожи, характеризующиеся ее отеком и уплотнением, обусловленные сильным недостатком гормонов щитовидной железы.
  • Атеросклероз (при снижении тиреоидных гормонов в крови повышается уровень холестерина).
  • Застойная сердечная недостаточность.
  • Полинейропатии (множественное поражение периферических нервов).
  • Синдром апноэ во сне (кратковременная остановка дыхания).
  • Гипотиреоидная кома — редкое, опасное состояние, часто заканчивающееся смертью. Развивается, если гормонов совсем мало и болезнь долго не лечат.
  • Кретинизм — задержка роста и интеллектуального развития. Это осложнение перинатального (младенческого) гипотиреоза. Если вовремя не диагностировать и не начать лечение, то симптомы развиваются быстро и необратимо.

Профилактика

Особой профилактики у этой болезни нет. Рекомендуется избегать дефицита йода с помощью разнообразного сбалансированного питания и йодированной соли, особенно в регионах, где йода недостаточно, к каковым относится большая часть территории России.

Прогноз

Прогноз течения этой болезни может быть очень разным в зависимости от сроков диагностики, лечения и развития осложнений.

Какие вопросы нужно задать врачу

  • Возможен ли у меня регресс симптомов?
  • Нужна ли пожизненная медикаментозная терапия?
  • Необходимо ли соблюдать диету?
  • Нужно ли мне диспансерное наблюдение?
  • Как предупредить развитие осложнений?

Список использованной литературы

  1. https://emedicine.medscape.com/article/122393-guidelines
  2. https://www.thyroid.org/hypothyroidism/
  3. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4267409/
  4. https://www.oatext.com/the-frequency-of-hypothyroidism-in-saudi-community-based-hospital-a-retrospective-single-centre-study.php
  5. https://www.rmj.ru/articles/endokrinologiya/Gipotireoz_1/
  6. https://cyberleninka.ru/article/v/sindrom-gipotireoza
  7. К. Гайтон, Джон Э. Холл — Медицинская физиология.

ТТГ в Мытищах | Проверить уровень тиреотропного гормона по доступной цене

ТТГ или тиреотропный гормон передней доли гипофиза, контролирует секрецию Т3 и Т4, а также стимулирует формирование фолликулов в щитовидной железе. Считается самым чувствительным гормоном, уровень которого при нарушении работы органа изменяется в первую очередь. Анализ крови на ТТГ дает возможность оценить функции щитовидной железы и включается в полное медицинское обследование.

Отклонение от нормы ТТГ

ТТГ синтезируется гипофизом, обеспечивает нормальную жизнедеятельность организма, поскольку корректирует работу щитовидной железы. Отклонение ТТГ от нормы обычно свидетельствует о нарушении  функции органа. Для определения причин следует проводить дополнительное обследование, в которое входят:

  • анализ крови на ТТГ; Т4 свободный, Т3 св, АТ ТПО, АТ ТГ
  • ультразвуковое исследование органа;
  • другие гормональные тесты и сбор анамнеза.

Нарушение синтеза данного гормона может быть вызвано патологией щитовидной железы, гипофиза или гипоталамуса. Нормы тиреотропного гормона в разных лабораториях могут различаться (что зависит от применяемых реактивов), ориентировочными нормами считаются:

Возрастная категория пациента

Минимум мМЕ/л

Максимум мМЕ/л

Новорожденные

1,1

17,0

Дети до 2,5 месяцев

0,6

10

Дети до 2 лет

0,4

7,0

Дети до 5 лет

0,4

6,0

Дети до 14 лет

0,4

5,0

Взрослые от 14 лет

0,4

4,0

Повышенный ТТГ выявляется при следующих заболеваниях:

  • первичный гипотиреоз (нарушение секреции гормонов щит. железы )
  • нарушение функци щитовидной железы, из-за заболеваний, вызывающих деструкцию ее клеток;
  • заболевания гипофиза (вторичный гипотиреоз)
  • синдром нарушенной секреции тиреотропина (третичный гипотиреоз)
  • преэклампсия или гестоз при беременности;
  • депрессивные и психические расстройства;

Снижение ТТГ выявляется при:

  • заболеваниях, вызванных избыточной секрецией гормонов щит. железы (тиреотоксикоз)
  • травмы, воспаления, опухолевые процессы в головном мозге;
  • воспаления и онкология щитовидной железы;
  • употребление гормональных препаратов, содержащих тиреоидные гормоны;
  • длительный стресс

Прямые показания к лабораторному исследованию

Тест на уровень гормона назначают для диагностики заболеваний щит. железы, гипофиза, надпочечников. Также постоянный контроль ведется при оценке эффективности терапии тиреоидными гормонами.

Для женщин данный тест рекомендуется проходить в тех случаях, когда на теле наблюдается избыточное оволосение, а также при обследовании по поводу бесплодиия

Специалисты нашего медицинского центра в Мытищах назначают анализ на уровень тиреотипного гормона в следующих случаях:

  • скрининг во время беременности;
  • выявление скрытого гипотиреоза;
  • диагностика гипотиреоза при следующих патологических процессах: резком наборе и снижении веса, сухости и отечности кожных покровов, выпадении волос, хронической усталости, нарушении менструального цикла;
  • диагностики гипертиреоза при следующих симптомах: тахикардии, повышенной нервной возбудимости, истончение волос, треморе конечностей, диарее, увеличении (выпячивании) глазного яблока;
  • увеличение щитовидной железы в объеме;
  • задержка умственного и физического развития у детей;
  • нарушение репродуктивных функций у женщин;
  • импотенция или резкое снижение либидо;
  • облысение;
  • акне у взрослых;
  • аномальная пигментация кожных покровов;
  • раннее половое созревание в подростковом возрасте;
  • длительное лечение медпрепаратами, особенно теми, которые относятся к группе глюкокортикоидов;
  • регулярные приступы повышения артериального давления

Направление на данное обследование назначает терапевт, врач-эндокринолог, онколог или кардиолог.

Как подготовится к анализу

На уровень ТТГ могут повлиять разные факторы. К примеру, при нарушении режима сна или после тяжелого физического труда данный показатель снижается.  Анализ на ТТГ желательно сдавать утром с 8 до 11 часов, после полноценного ночного отдыха.

Расшифровка результата

Расшифровку показаний теста разрешено делать только лечащему врачу. Изменение показателя могут быть вызваны высокими эмоциональными нагрузками. При контроле терапии кровь желательно сдавать в рекомендованное доктором время.

Полученные результаты анализа не считаются основным критерием оценки состояния больного. Для постановки диагноза и назначения лечения врач также учитывает результаты других анализов. Для проведения полноценного обследования, в том числе сдачи теста на ТТГ, обращайтесь в нашу клинику.

Прием гормонов щитовидной железы повышает риск смертности у пожилых людей

Люди, страдающие гипотиреозом, обычно пожизненно принимают препараты левотироксина, восполняющего дефицит гормонов щитовидной железы (ЩЗ). Также могут наблюдаться формы субклинического гипотиреоза, возникающие в том случае, если щитовидная железа нуждается в большей стимуляции для выработки адекватных уровней гормонов ЩЗ. У таких пациентов уровнитиреотропного гормона (ТТГ) будут незначительно повышены.

Дженнифер Маммен, один из авторов исследования, доктор медицинских наук, доцент Университета Джонса Хопкинса в Балтиморе, Мэриленд отмечает, что субклинический гипотиреоз это легкая или более ранняя форма заболевания щитовидной железы. Такие пациенты регулярно получают препараты гормонов ЩЗ. Тем не менее, Маммен утверждает, что у пожилых людей высокие уровни ТТГ с нормальными концентрациями Т4 могут неверно интерпретироваться врачами клинической практики.

Предыдущие исследования показали, что у одних пациентов это может отражать развитие гипотиреоза, в то время как у других быть одной из форм адаптации организма к возрастным изменениям. В результате чего, некоторые из пожилых пациентов могут получать чрезмерное или даже неподходящее лечение, противодействующее адаптации организма, необходимой для здорового старения.

Авторы исследования изучили влияние левотироксина на выживаемость взрослых пациентов в возрасте 65 лет и старше. Использовались данные 1054 участников Балтиморского продольного исследования по проблеме старения (Baltimore Longitudinal Study on Aging, BLSA), долгосрочного обсервационного исследования Национального института по проблемам старения. У всех участников с 2003 по 2018 год были измерены уровни ТТГ и Т4. Исследователи группы Дженнифера Маммена изучили риск смерти в течение одного года и скорректировали результаты с учетом демографических факторов и факторов здоровья, которые могли повлиять на выживаемость участников.

Было обнаружено, что применение препаратов гормонов щитовидной железы увеличивает риск смертности на 60% среди пожилых людей. Они также сравнили участников, имеющих нормальные уровни ТТГ, отражающие адекватную функцию ЩЗ, с теми, кто принимал препараты гормонов щитовидной железы и также имели нормальные уровни ТТГ. Это сравнение показало, что у участников, проходящих лечение, риск смертности почти вдвое выше, чем у здоровых людей.

Мнение специалиста: данное исследование подтверждает гипотезу о том, что изолированный повышенный уровень ТТГ не всегда представляет субклинический гипотиреоз у пожилых людей. Стоит подходить с осторожность и консервативностью к вопросу о назначении лечения гормонами щитовидной железы стоит. Полученные результаты призывают использовать референсные интервалы ТТГ с учетом возрастных показателей, что в конечно итоге может помочь определить порог назначения надлежащей терапии.

Анализ №AN56TSH, ТТГ собак (тиреотропный гормон) для собак и кошек: показатели, норма

Секреция ТТГ (тиреотропина) регулируется гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной системой. Тиреотропин-рилизинг-фактор (ТРФ) гипоталамуса стимулирует высвобождение ТТГ из гипофиза, который, в свою очередь, стимулирует синтез и выход Т4 из щитовидной железы. Синтез и высвобождение ТРФ гипоталамусом контролируются с помощью малоизученных импульсов, проходящих по нервным путям от высших мозговых центров.

Тиреотропный гормон повышает синтез и секрецию как Т4, так и Т3, и является основным регулятором концентрации гормонов щитовидной железы. Секреция ТТГ гипофизом модулируется гормонами щитовидной железы по механизму отрицательной обратной связи. В гипофизе, главным образом под действием T3, который образуется локально путем монодейодирования тироксина, происходит подавление секреции ТТГ. Только свободные или несвязанные (с белками плазмы) формы гормонов щитовидной железы проникают в клетки и реализуют свою биологическую функцию или регулируют секрецию ТТГ гипофизом.

Ауторегуляторные механизмы в щитовидной железе контролируют поглощение йода и синтез гормонов путем изменения чувствительности к стимуляции ТТГ, а также путем повышения секреции Т3 относительно синтеза Т4 в период дефицита йода. Находясь под влиянием мелатонина (гормона эпифиза), секреция ТТГ гипофизом имеет суточную периодичность, которая достигает наибольшей активности в середине ночи и наименьшей активности к началу вечера.

Первичный гипотиреоз собак вызван либо разрушением ткани щитовидной железы в результате развития аутоиммунного тиреоидита, либо идиопатической атрофией щитовидной железы. Эти расстройства характеризуются снижением выработки гормонов тканью щитовидной железы с дальнейшим снижением ингибирования механизма отрицательной обратной связи. В ответ на потребность организма в тиреоидных гормонах в гипофизе повышается секреция ТТГ, эффективность влияния которого снижена в связи с дисфункцией или атрофией ткани щитовидной железы. Таким образом, первичный гипотиреоз характеризуется повышенным уровнем ТТГ и снижением уровня Т4 в крови и/или уровня свободного Т4. К сожалению, не у всех собак с первичным гипотиреозом отмечается повышение уровня ТТГ, что объясняется пульсирующей секрецией ТТГ и эпизодическими повышениями значений в пределах референсного интервала. Возможно также, что существующий метод анализа может «пропустить» некоторые гликозилированные формы ТТГ, что приводит к ложноотрицательным результатам. И, наконец, хронический первичный гипотиреоз может привести к «истощению» продукции ТТГ гипофизом.

Вторичный гипотиреоз обусловлен снижением продукции ТТГ гипофизом. При этом прямого повреждения фолликулярных клеток щитовидной железы не происходит, а атрофия щитовидной железы может быть результатом отсутствия стимуляции со стороны ТТГ. Это расстройство характеризуется низким уровнем в крови T4, свободного T4, с сохранением ТТГ в пределах референсных значений. Дисфункции гипофиза постоянного характера (пороки развития гипофиза или травма) является редкой причиной развития вторичного гипотиреоза.

Определение ТТГ — видоспецифичный тест, который в настоящее время доступен для определения содержание этого гормона только у собак.

ПРЕАНАЛИТИКА

Перед проведением исследования животные должны находиться на голодной диете не менее 12 часов. Стабильность ТТГ в сыворотке крови составляет семь дней при температуре хранения +2С…+8С, два месяца при температуре хранения -17С…-23С (при условии соблюдения преаналитических требований по взятию биоматериала на гормональные исследования).

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

Результаты исследования содержат информацию исключительно для врачей. Диагноз ставится на основании комплексной оценки различных показателей и дополнительных сведений.

Единицы измерения: нг/мл.

Референсные значения: менее 0,45 нг/мл.

Сульфаниламидные препараты могут ингибировать продукцию гормонов щитовидной железы, что может имитировать первичный гипотиреоз как в проявлениях клинической картины, так и по результатам лабораторных показателей.

Глюкокортикоиды (эндогенные или экзогенные) и фенобарбитал могут подавлять продукцию ТТГ. Таким образом, некоторые заболевания, не связанные напрямую с болезнями щитовидной железы, подавляют высвобождение ТТГ гипофизом и, возможно, ингибируют высвобождение ТРГ из гипоталамуса, что приводит к схожести значений лабораторных показателей, подобно таковым при вторичном гипотиреозе.

Повышение уровня:

  • Первичный гипотиреоидизм.
  • Лечение сульфаниламидными препаратами.
  • Опухоль гипофиза.

Понижение уровня (в пределах РЗ):

  • Вторичный гипотиреоидизм.
  • Действие кортикостероидов (эндогенных, экзогенных) и фенобарбитала.
  • Гиперадренокортицизм.
  • Первичный гипотиреоз с ложноотрицательным результатом.

расшифровка анализов на гормоны щитовидной железы» – Яндекс.Кью

Щитовидная железа — удивительный орган. Гормоны, которые она выделяет участвуют практически во всех обменных процессах организма — контролируют обмен веществ и энергии, процессы роста и деления клеток, созревания тканей и органов.

Если их недостаточно — обменные процессы замедляются, а организму хронически не хватает энергии. Из-за этого возникают симптомы гипотиреоза — слабость, сонливость, набор веса, снижение гемоглобина и эритроцитов в крови, выпадение волос, снижение умственной деятельности и так далее.

При их избытке обменные процессы наоборот проходят слишком активно, что сопровождается тревогой, бессонницей, повышением пульса и артериального давления, потерей веса и так далее.

Поэтому нормальный их уровень в крови является жизненно важным показателем.

Если после этой статьи у вас останутся вопросы — вы можете проконсультироваться с нашими эндокринологами онлайн и задать им любые волнующие вас вопросы, предварительно отправив результаты своих анализов в чат.

Как работают гормоны щитовидной железы

В щитовидной железе вырабатываются два основных гормона — тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3). Еще есть кальцитонин, который участвует в обмене кальция, но о нем мы сегодня не будем.

1. Для синтеза Т3 и Т4 нужен йод, поэтому его дефицит приводит к снижению уровня этих гормонов.

2. Т3 в 3-4 раза активнее, чем Т4, при этом его нормальная концентрация 10-20 раз ниже. Поэтому для диагностики обычно сдают уровень Т4 — Т3 при гипотиреозе часто остается в норме. Но при гиперфункции его тоже нужно сдавать.

4. Т3 и Т4 присутствуют в сыворотке крови в свободной (несвязанной) и связанной формах, но гормональной активностью обладают только свободные формы — их доля составляет 0,03 и 0,3% их общего содержания. Поэтому сдавать стоит только свободные Т3 и Т4 — общие показатели неинформативны.

5. Уровень Т3 и Т4 контролируется гипоталамусом через гипофиз с помощью тиреотропного гормона (ТТГ).

6. Если уровень Т3 и Т4 снижается — в мозг отправляется тревожный сигнал и активируется выработка ТТГ, который в свою очередь стимулирует выработку Т3 и Т4.

7. Если же концентрация Т3 и Т4 выше нормы — отправляется другой сигнал и секреция ТТГ тормозится.

Таким образом эти гормоны находятся в обратной зависимости друг от друга — чем выше Т3 и Т4, тем ниже ТТГ. А основная функция ТТГ — «следить» за уровнями активных гормонов щитовидной железы.

Причины снижение уровня Т3 и Т4 (гипотиреоз)

Понимая, как работает регуляция гормонов щитовидной железы, можно легко догадаться, где должна произойти поломка, чтобы щитовидная железа не смогла вырабатывать свои гормоны.

Отсюда вытекает несколько основных причин:

  • Нехватка веществ , которые необходимы для синтеза Т3 и Т4 — дефицит йода, отравление солями тяжелых металов, строгие диеты.
  • Болезнь самих клеток, которые вырабатывают гормоны в щитовидной железе — аутоимунный и неаутоимунный тиреоидит (воспаление), уничтожение их опухолью.
  • Отсутствие органа или его части — после перенесенных операций.
  • Снижение выработки ТТГ в гипофизе — из-за опухоли или других его заболеваний.
  • Прием некоторых лекарств: Стероиды, Фенитоин, Карбамазепин, тиреостатики, Клофибрат, препараты Лития, Метадон, Октреотид.

Есть и другие причины, но они бывают гораздо реже и о них я сегодня не буду.

Причины повышения уровня Т3 и Т4 (гипертиреоз)

Тут основные причины обратные:

  • Воспалительные заболевания щитовидной железы — токсический зоб, тиреоидит.
  • Опухоли щитовидной железы с гормональной активностью — аденома щитовидной железы.
  • Опухоли гипофиза с активацией выработки ТТГ — аденома гипофиза.
  • Послеродовая дисфункция.
  • Прием некоторых лекарств: Амиодарон, Кордарон, Левотироксин, Пропанолол, Пропилтиоурацил, Аспирин, Даназол, Фуросемид, Тамоксифен, Вальпроевая кислота.

Как сдавать анализы и интерпретировать результаты

Важно помнить, что гормоны щитовидной железы очень чувствительны к стрессу и времени суток. Поэтому сдавать их нужно строго до 12:00 утра, натощак, в спокойном состоянии. Несоблюдение этих условий может влиять на результат.

Алгоритм обследований обычно следующий:

1. Самым показательным всегда будет уровень ТТГ — он всегда реагирует на изменения первым. Поэтому для начала всегда сдаем его.

2. Если ТТГ в норме — ничего делать не нужно.

3. Если выше или ниже — дополнительно сдают другие анализы для уточнения диагноза: свободные Т3 и Т4, антитела к тиреопероксидазе (АТ к ТПО) и другие.

4. При этом есть «серая зона» уровня ТТГ — когда Т4 может быть в норме, а может быть снижен — это так называемый субклинический гипотиреоз. В этом случае, даже если Т4 в норме, врач может назначить повторную сдачу анализов через время.

Итак, к цифрам…

1. ТТГ

Норма — 0.4 — 4.0 мМЕ/л.

  • < 0.4 мМЕ/лгиперфункция ЩЖ . Дополнительно назначают Т4 и Т3 свободные, АТ к ТПО.
  • > 4 мМЕ/млгипофункция ЩЖ. Т4 свободный проводится на усмотрение врача, но в этом случае как правило уже есть клинические проявления и лечение точно будет нужно. Т3 не имеет диагностической ценности. АТ к ТПО на усмотрение врача.
  • 4-10 мМЕ/л — возможна субклиническая форма гипотиреоза. Сдаем Т4, если они снижен — назначаем лечение, если в норме — сдаем повторный анализ через несколько месяцев.

ТТГ при беременности

При беременности границы нормы ТТГ ниже, чем обычно — 0.4 — 2.5 мМЕ/л.

Дело в том, что у плода своих гормонов ЩЖ нет, но они очень важны для его дальнейшего нормального развития. Получить он их может только от матери, поэтому потребление этих гормонов во время беременности растет. А если у матери развился дефицит этих гормонов — крайне важно его вовремя восполнить.

При этом в случае изменении концентрации ТТГ значения Т3 и Т4 могут быть в пределах нормы. Чаще всего в таком случае не будет специфичных клинических проявлений гипо- или гиперфункции ЩЖ.

Т4 — тироксин

При повышении ТТГ более 4 мМЕ/л, следующим этапом будет анализ на свободный Т4 для определения дальнейшей тактики ведения.

Нормы:

  • 16-60 лет — 10-25 пмоль/л
  • Старше 60 лет — 10-18 пмоль/л

При снижении уровня Т4 говорят о гипотиреозе. При этом будут клинические признаки этого состояния. Далее врач назначает гормонотерапию.

При заместительной гормонотерапии тироксином, контролировать содержание Т4 в крови не нужно. Маркером адекватного лечения будет нормализация ТТГ. Его проверяют не ранее 6-8 недель от начала терапии, затем 1 раз в 6 месяцев, и далее — 1 раз в год при отсутствии проявлений нарушений функции ЩЖ.

Т3 — трийодтиронин

Является наиболее активной формой.

При гипотиреозе (ТТГ повышен, Т4 снижен) его определение не имеет диагностической ценности — если мало Т4, то и Т3 будет в дефиците.

А вот при синдроме гипертиреоза (ТТГ снижен) необходимо определить и этот показатель тоже. Посколько его действие сильнее, чем Т4.

Бывает даже так, что ТТГ и Т4 будут в норме, а Т3 — повышен. При этом у человека будут явные признаки гипертиреоза. Такое состояние называют синдромом эутиреоидной патологии.

Дело в том, что поскольку уровни Т3 очень низкие, ТТГ не всегда успевает отреагировать на его повышение. А поскольку Т3 — очень активная форма, то даже незначительное его повышение будет давать выраженные симптомы.

Поэтому если у человека есть симптомы гипертиреоза — врач может назначить анализ на Т3 даже при нормальных уровнях ТТГ и Т4.

АТ к ТПО (тиреопероксидазе)

Определение уровня антител (АТ к ТПО, АТ к ТГ, АТ к рТТГ) имеет значение только для определения причины синдрома гипо- или гиперфункции. То есть этот анализ должен назначаться в случае наличия измененных уровней гормонов.

Повышение АТ к ТПО не свидетельствует о наличии аутоиммунного тиреоидита (АИТ). Этот диагноз ставится на основании 3 критериев: снижения уровня ТТГ, УЗИ-признаков и повышения уровня антител.

То есть при повышении только уровня АТ к ТПО делать ничего не нужно. В том числе контролировать их в динамике, принимать тироксин или препараты йода. Проще говоря — врач не лечит антитела.

Также нецелесообразно контролировать их динамику при доказанном аутоимунном тиреоидите — это не показатель эффективности лечения, критерием будет уровень ТТГ.

АТ к рТТГ (рецептору ТТГ)

Необходимо определять для проведения дифференциальной диагностики заболеваний, вызывающих гипертиреоз. Они будут повышены при болезни Грейвса (диффузном токсическом зобе). Это важный критерий, особенно при наличии противопоказаний для проведения сцинтиграфии ЩЖ.

Изолированное их определение без выявленных изменений уровней гормнов ЩЖ не имеет диагностической ценности.

АТ к ТГ (тиреоглобулину)

Также является маркером аутоиммунного заболевания ЩЖ. Исследуется для выявления причины гипотиреоза (дифференциальной диагностике между аутоиммунным процессом и другими состояниями). Без наличия изменений ТТГ проведение этого исследования не нужно.

Если после прочтения этой статьи у вас все же остались вопросы по результатам анализов — вы можете проконсультироваться нашими эндокринологами онлайн и задать любые волнующие вас вопросы, предварительно отправив результаты своих анализов в чат с врачом. Консультации платные, но здоровье того стоит. Для консультации переходите по ссылке .

Аутоимунный тиреоидит (ХАИТ): что это такое, заболевания ХАИТа, изменения на УЗИ

В практике эндокринолога существует 2 страшилки: гормоны и хронический аутоимунный тироидит (ХАИТ). И если гормоны бывают разные, среди них могут попасться те, которых опасаться следует, то опасность ХАИТа явно переоценена.

Что такое ХАИТ? Это выработка организмом антител к своей щитовидной железе. Антитела долгое время атакуют ни в чём неповинный орган и очень часто могут уничтожить его совсем. Страшно.

Первый кошмар, с которым сталкиваются пациенты – повышение антител к тиреопероксидазе (ТПО). Причём, нормальные значения антител очень низкие (обычно до 6 ед), на этом фоне даже 30 ед кажутся кошмаром. Между тем, изолированное повышение антител к ТПО (т.е. если уровень гормонов ТТГ, Т4 свободного и Т3 свободного находятся в пределах нормы), ещё не повод для лечения.

По статистике, после выявления повышения антител вероятность развития настоящего хронического аутоиммунного тиреоидита в ближайшие 20 лет жизни — 30 %.

С антителами к тиреоглобулину (ТГ) ситуация ещё интереснее: они к ХАИТу отношения сами по себе не имеют, могут подняться «за компанию». Изолированное повышение антител к тиреоглобулину (когда антитела к ТПО не повышены) диагностически значимо только при полностью удалённой щитовидной железе. В остальных ситуациях это случайная находка, скажем так «личное дело самого организма, не касающееся эндокринолога».

Второй «кошмар» ХАИТа: изменения на УЗИ. Они обычно очень красочно описываются врачами, будя разные ассоциации у пациентов. На самом деле, врачи просто описывают типичную ситуацию, которая происходит со щитовидной железой, если она в беде.

Только по УЗИ диагноз ХАИТа поставить нельзя.

Чем грозят человеку изменения щитовидной железы при ХАИТе? Ничем. В рак это состояние не перерастёт, оперировать его не надо, на другие органы не расползётся.

Когда антитела к ТПО всё-таки имеют значение?

  • Когда их больше 500 (несколько лет) или 1000 (выявлено впервые) при нормальном уровне ТТГ, Т4 и Т3 свободного. В этом случае человеку необходимо ежегодно проверять функцию щитовидной железы (вышеуказанные 4 показателя, лучше зимой, т.к. вероятность сбоя щитовидной железы зимой выше). 20 лет – это долго, 30 % — это мало, но лучше перестраховаться.
  • Если вышеуказанная ситуация отмечена во время беременности или при планируемой беременности, то женщину будут наблюдать гораздо пристальней. Беременность – нагрузка для щитовидной железы, кто знает, как она с ней справится.
  • Если при высоком уровне антител есть нарушение уровня ТТГ, а Т4 и Т3 свободный – нормальные. Это называется субклинический гипотиреоз. Большая вероятность, что антитела до щитовидной железы всё-таки добрались. В такой ситуации можно назначить гормонально заместительную терапию. А можно не назначить. А можно назначить и потом отменить. Здесь уже решать должен врач в каждом конкретном случае, для этого его столько лет и обучали.
  • Если нарушенный ТТГ совмещён с нарушенным Т4 свободным + высокие антитела. Вот это уже настоящий ХАИТ. В этой ситуации лечение необходимо.

И вот мы плавно подошли к третьему кошмару ХАИТа: пожизненная заместительная гормональная терапия (ЗГТ). Звучит ужасно, но на деле это означает всего одна таблетка с утра. Ограничений и противопоказаний, в принципе, нет никаких.

  • Беременеть и рожать на ЗГТ можно, препарат через плаценту не проходит, а ребёнок синтезирует себе гормоны с 8-й – 10-й недели самостоятельно.
  • Солнце, море, сауна, массаж принципиально состояние не изменят, поэтому избегать их, лишая себя удовольствия, смысла нет.
  • Алкоголь, вечеринки – да не вопрос, живите, как и раньше.
  • Пропуск одной таблетки – да хоть 3-х, препарат накапливается и какое-то время организм протянет без особых потерь. Вот дольше пропускать – это уже чревато.

Четвёртый кошмар ХАИТа – набор веса на ЗГТ. Его не будет. Вы просто заменяете натуральный гормон искусственно произведённым. К счастью, произведённым очень хорошо, поэтому организм разницу не чувствует и живёт себе дальше.

Следует отметить, что ХАИТ был впервые описан японцем Хашимото (поэтому заболевание иногда и называют тироидит Хашимото) в 1912 году, ЗГТ пациенты получают уже не менее 30-ти лет. За это время по препаратам накоплен обширный материал, подтверждающий, что они не влияют ни на продолжительность жизни, ни на её качество.

Единственный доказанный неблагоприятный эффект — усугубление остеопороза. В связи с этим лицам более 10-ти лет принимающим 100 и более мкг препарата, рекомендована рентгеновская денситометрия для оценки количества кальция в костях.

Наблюдаться с ХАИТом обязательно нужно, но кратность обследований должен определить врач индивидуально. Она зависит от нескольких причин: возраста, уровня ТТГ исходно, назначенной дозы препарата. Скажем сразу, что ежегодное УЗИ в этот список однозначно не войдёт.

Автор: Эндокринолог, кандидат медицинских наук Таныгина Наталья Ивановна.

Гипотиреоз у собак — симптомы, диагностика и лечение

Гипотиреоз у собак – патологическое состояние организма, которое развивается в результате длительного недостатка гормонов щитовидной железы. У собак регистрируется довольно часто.

Щитовидная железа вырабатывает тиреоидные гормоны: трийодтиронин (Т3) и тетрайодтиронин или тироксин (Т4). Уровень их секреции регулируется в гипоталамусе. Здесь образуется гормон тиролиберин. Он воздействует на другой отдел головного мозга – гипофиз, в результате чего образуется тиреотропный гормон (ТТГ). Именно ТТГ выделяется в кровь и оказывает влияние на клетки щитовидной железы, которые синтезируют и выделяют тиреотропные гормоны. Активная форма Т4 и Т3 замедляет высвобождение тиролиберина и ТТГ.

Таким образом, в организме осуществляется саморегуляция уровня гормонов, благодаря чему поддерживается внутреннее равновесие.

Причины гипотиреоза у собак

Гипотиреоз у собак может быть результатом врождённой или приобретённой патологии.

Имеются данные, которые указывают на генетическую предрасположенность к гипотиреозу. Если у суки во время беременности вырабатывается недостаточно гормонов щитовидной железы, то у плода могут развиться серьёзные эндокринные нарушения.

Например, кретинизм. Это заболевание вызывает различные патологии нервной системы и задержку физического развития. Есть описание крайней степени проявления кретинизма у собак. Эти животные не поддаются социализации, не реагируют на ласку или агрессию со стороны человека и животных, не способны найти себе корм.

Врожденный гипотиреоз может стать причиной карликовости. В данном случае собаки имеют очень маленький рост по сравнению с другими животными того же пола, возраста и породы.

Если в процессе жизни собаки происходит разрушение ткани щитовидной железы, то речь идет о первичном приобретенном гипотиреозе.

Его могут вызывать:

  • Хроническое воспаление щитовидной железы, как результат генетического дефекта иммунной системы. Иммунные клетки начинают воспринимать ткань щитовидной железы как чужеродную и атакуют её. В результате секреция гормонов снижается, а уровень ТТГ поднимается, развивается гипотиреоз. Такое состояние носит название аутоиммунный тиреоидит или тиреоидит Хашимото.
  • Изменения в тканях щитовидной железы неясной природы или идиопатическая атрофия щитовидной железы.
  • Недостаток йода в корме, воде.
  • Опухоли щитовидной железы.
  • Инфекционные заболевания.

Чем опасен первичный приобретённый гипотиреоз у собак? В результате снижения синтеза гормонов в щитовидной железе, происходит увеличение выработки ТТГ в гипофизе. Сложность в том, что синтез ТТГ имеет периодический или «пульсирующий» характер, поэтому ряд значений может оставаться в норме. Так проявляется ранняя стадия, она ещё называется компенсированным гипотиреозом. Регистрируется у 7-18% животных.

Чем дольше по времени не хватает тиреоидных гормонов, тем больше по количеству вырабатывается ТТГ. Длительный первичный гипотиреоз у собак может вызвать истощение синтеза ТТГ, что повлечёт за собой серьёзный сбой в обменных процессах организма. Это поздняя стадия или прогрессирующий гипотиреоз.

На уровень ТТГ могут влиять лекарственные препараты, например, сульфаниламиды, глюкокортикоиды, прогестерон и другие, давая ложную картину первичного гипотиреоза.

Если секреция гормонов щитовидной железы меняется в результате патологий других органов, то такое состояние называется вторичным приобретённым гипотиреозом. Прежде всего, это касается недостаточного синтеза гормона ТТГ в гипофизе.

Причины:

  • Врождённые аномалии, воспалительные процессы, опухоли или травмы гипофиза. В данном случае в самой щитовидной железе патология отсутствует, но именно недостаток ТТГ вызывает изменения в её клетках. На практике необратимые изменения гипофиза встречаются редко.
  • Применение противосудорожных препаратов и глюкокортикоидов, как в виде лекарственных препаратов, так и в составе натуральных продуктов.
  • Несбалансированное кормление.
  • Удаление щитовидной железы.
  • Другие патологии: хроническая сердечная или почечная недостаточность, сепсис, черепно-мозговая травма и прочее. В данном случае главное то, что нарушение гормонального статуса вторично, и оно определяется не происхождением заболевания, а его тяжестью.

Ещё один важный момент. Существует целый ряд факторов, например, беременность или заболевания печени, поджелудочной железы, инфекции, которые могут давать искажение реального уровня гормонов щитовидной железы в крови.

В тяжелых случаях гипотиреоза у собак развивается кома. Это состояние, при котором происходят серьёзные нарушения в головном мозге, сердечно-сосудистой системе и других органах. Летательный исход в данном случае составляет около 50%.

Симптоматика гипотериоза у собак

В группу риска по гипотиреозу входят собаки следующих пород: таксы, цвергшнауцеры, пудели, кокер-спаниели, боксёры, эрдельтерьеры, доберманы-пинчеры, золотистые ретриверы, ирландские сеттеры, староанглийские, шотландские, немецкие овчарки, датские доги. Суки болеют в 2,5 раза чаще кобелей. Подвержены данному заболеванию также собаки в возрасте от 4 до 10 лет.

Гипотиреоз у собак развивается постепенно и не имеет ярких или специфических симптомов. В каждом случае большое значение имеют индивидуальные особенности животного.

Из симптомов наиболее часто наблюдаются:

  • общая слабость, вялость, пониженная температура тела;
  • масса тела увеличивается без объективных причин;
  • непереносимость физических нагрузок;
  • повышение чувствительности к холоду;
  • слабость в мышцах и плохая подвижность в суставах;
  • паралич мышц на одной стороне морды: опущен угол рта и не смыкаются веки;
  • нарушение секреции слёзных и слюнных желез, восприятия вкуса;
  • язвы роговицы, воспаление сосудистой оболочки глазного яблока или увеит;
  • замедление сердечных сокращений и слабый пульс;
  • нарушение свёртываемости крови;
  • волос тусклый и ломкий, начинает выпадать на симметричных участках тела, начиная с хвоста, а потом и на всём теле;
  • гнойное воспаление поверхностных и глубоких слоёв кожи;
  • плохо заживающие раны, легко образующиеся кровоподтёки;
  • «страдальческое» выражение морды из-за обширных отёков кожи и подкожной клетчатки, кожа холодная на ощупь;
  • паралич гортани, запоры и срыгивание корма;
  • бесплодие: у сук нарушается половой цикл. У кобелей атрофируются семенники и снижается половая активность, регистрируется гибель щенков.

Диагностика гипотиреоза у собак

Диагноз ставится на основании показателей уровня гормона Т4, Т3 и ТТГ в сыворотке крови у собаки. Есть другие тесты, их рекомендует ветеринарный врач, исходя из особенностей течения гипотиреоза.

Для понимания общего состояния собаки врач проведёт опрос, клинический осмотр и назначит общий клинический анализ крови и мочи; исследования сопутствующих патологий при помощи ЭКГ, УЗИ, рентгенографии и других методов.

Лечение гипотериоза у собак

Главной задачей является нормализация работы щитовидной железы. Для этого применяют препараты, восполняющие дефицит гормонов щитовидной железы. Как правило, это синтетические аналоги гормонов. При адекватной схеме лечения, первые положительные изменения в состоянии собаки будут заметны через неделю – полторы, а эффективность гормональной терапии в целом — спустя 3 месяца. Параллельно будет назначено лечение сопутствующих патологий.

Важно помнить: препараты и их дозировку подбирает индивидуально только ветеринарный специалист. Нельзя прерывать курс лечения или не полностью выполнять рекомендации, гипотиреоз может вернуться.

Прогноз при гипотиреозе у собак

При врожденном гипотиреозе, например, кретинизме у щенков, прогноз неблагоприятный, так как происходят необратимые изменения в нервной, костной и мышечной системах.

При первичном приобретённом гипотиреозе прогноз благоприятный в случае проведения своевременной терапии и пожизненном введении гормонов щитовидной железы.

При вторичном приобретённом гипотиреозе прогноз зависит от общего состояния животного.

Клинический случай лечения гипотиреоза у собак

Родезийский риджбек Аданна 6-ти лет была направлена в Прайд на прием к эндокринологу из-за дерматологических нарушений. На приеме выяснилось, что собака за полгода набрала 10 кг веса, стала мене активной, возникли изменения в половом цикле. На основании результатов общего обследования, анамнеза и клинической картины был поставлен предварительный диагноз – гипотиреоз. Взят анализ крови на гормоны щитовидной железы, который подтвердил наличие болезни. Врачом была назначена заместительная терапия. Спустя три месяца собака похудела, стала бодрее.

Антитела к тканевой трансглутаминазе, не связанные с потреблением глютена

Введение

Антитела против тканевой трансглутаминазы (tTG) очень специфичны для диагностики целиакии (CD) .1,2 Фактически, благодаря усовершенствованию серологических методов обнаружения этих маркеров и в соответствии с новыми диагностическими критериями Европейское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания (ESPGHAN) 2012 г., при определенных обстоятельствах можно даже отказаться от выполнения биопсии кишечника для диагностики БК.3

Однако, несмотря на высокую специфичность антител против tTG к CD, были сообщения о наличии этих антител у пациентов без CD. Патогенетические механизмы, с помощью которых вырабатываются эти антитела, полностью не известны, но они, по-видимому, различаются между людьми с CD и людьми без них. Одним из возможных предложенных механизмов является «модель носителя гаптена», с помощью которой глиадин будет образовывать комплекс с трансглутаминазой в слизистой оболочке кишечника, образуя агрегаты макромолекул, которые после процессинга B-клетками приводят к синтезу антител против tTG.Эти В-клетки с антителами, специфичными к тТГ, вероятно, присутствуют у всех людей, но зависят от помощи Т-клеток, чтобы начать секретировать иммуноглобулин.4 Другая гипотеза заключается в том, что продукция трансглутаминазы активируется в областях воспаления и может генерировать новые антигенные эпитопы. путем сшивания или дезамидирования нативных белков или белков из экзогенных источников, таких как вирусы, бактерии или продукты питания5

Сообщалось о временном повышении уровня антител против tTG при некоторых аутоиммунных заболеваниях и у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника.6 Ди Тола и др. (7) в своем исследовании обнаружили повышение уровня антител против tTG у более чем 50% пациентов с воспалительным заболеванием кишечника, у всех из которых были отрицательные результаты теста на антиэндомизиальные антитела (EMA) и низкие титры антитела против tTG по сравнению с пациентами с CD; кроме того, они обнаружили связь между титрами антител и активностью заболевания.

С другой стороны, некоторые инфекционные агенты могут играть роль в выработке антител против tTG. В проспективном исследовании Ferrara et al.8 нашли доказательства временной продукции анти-tTG в контексте инфекционного заболевания (вирус Эпштейна – Барра и инфекция, вызванная вирусом Коксаки) у пациентов с CD и без нее. Продукция антител против tTG будет отражать иммунологический процесс, запускаемый сверхэкспрессией аутоантигенов или вирусной инфекцией. Ни у одного из пациентов с положительным результатом теста на антитела к tTG не было положительных результатов на EMA, что подтверждает гипотезу о том, что иммунологические механизмы, лежащие в основе продукции антител к tTG, отличаются у лиц с CD по сравнению с пациентами без него.

Наконец, в литературе есть доказательства того, что некоторые пищевые белки, такие как белок коровьего молока (CMP), могут вызывать желудочно-кишечные симптомы у некоторых пациентов с CD. Белки крупного рогатого скота могут вызывать воспалительную реакцию слизистой оболочки пациентов с глютеновой болезнью. Эта чувствительность к казеину у пациентов с БК, по-видимому, опосредована врожденным иммунным ответом.9 Эти симптомы нельзя объяснить присутствием глютена в коровьем молоке, поскольку глютен не обнаружен в молоке коров, которых кормили пшеницей.10 Вместо этого кажется, что этот ответ связан с присутствием эпитопов, общих для глиадинов и бычьих казеинов, которые распознаются антителами иммуноглобулина A (IgA) к глиадину (AGA) .11,12 Казеин также был идентифицирован как потенциальный пусковой механизм. при других аутоиммунных заболеваниях.13

Целью нашего исследования было оценить наличие положительного уровня анти-tTG-антител, не связанного с потреблением глютена, в группе пациентов, находящихся под наблюдением при подозрении на БК.

Пациенты и методы

Мы провели ретроспективное обсервационное исследование, изучив случаи всех пациентов, лечившихся в амбулаторных клиниках нашей больницы в период с 2002 по 2010 год, у которых изначально подозревался БК, но серологические паттерны которых были нетипичными во время последующего наблюдения, т. Е. изменения уровней антител к тТГ не были связаны с потреблением глютена.

Критерии включения: повышение уровня антител против tTG или IgA к глиадину в начале наблюдения и прохождение биопсии кишечника. Мы исключили пациентов, у которых повышение уровня антител было доказано инфекционной этиологией, и пациентов, которые не проходили генетическое тестирование. В группу А вошли пациенты с характерными гистологическими особенностями биопсии кишечника, у которых диагноз БК был поставлен на основании критериев EPSGHAN 1990. В этой группе серологический образец считался атипичным в случае повышения уровня антител к tTG, несмотря на безглютеновую диету.В группу B вошли пациенты с нормальной биопсией кишечника, которые были помещены на диету без CMP для диагностических целей из-за подозрения на не-IgE-опосредованную аллергию на CMP. Диагноз аллергии на БКМП был клиническим и основывался на улучшении симптомов после исключения БКМ и последующего рецидива при контрольном тесте; Тест на радиоаллергоабсорбент (RAST) на аллергию на коровье молоко был отрицательным у всех пациентов, которым он был запрошен. В этой группе серологическая картина считалась атипичной, если уровни анти-tTG-антител снижались при исключении CMP из рациона, несмотря на то, что не исключали глютен.

Антитела IgA к tTG измеряли с помощью автоматического метода иммуноферментного анализа флуоресценции (EliA CeliKey, Phadia-Thermo Fisher; интерпретация: отрицательный

U, положительный> 10 U). Мы определили сильный положительный результат (++) как титр более чем в 10 раз превышающий верхний предел нормы (> 100U) и слабоположительный результат (+) как положительный результат с титром менее чем в 10 раз превышающим верхний предел нормы. нормальный (> 7U и> 100U). Антитела против глиадина IgA измеряли с помощью собственного метода ELISA.Референсный диапазон, выраженный в условных единицах (AU), составлял менее 0,3 AU у детей и менее 0,6 AU у взрослых14.

Антитела к дезамидированному пептиду глиадина измеряли с помощью автоматического иммуноферментного метода флуоресценции (EliA AGP Phadia-Thermo). Фишера; интерпретация: отрицательная

U, положительная> 10 U). Наличие антител IgA к ЕМА оценивали с помощью непрямой иммунофлуоресценции с использованием срезов пищевода обезьяны в качестве субстрата (Biosystems). Каждый тест включал положительный и отрицательный контроль.Сыворотку разводили 1: 5 и инкубировали в течение 30 минут в темной влажной камере с последующей инкубацией с FITC-конъюгированным антителом против человеческого IgA, разведенным до 1:20, в течение 30 минут. Срезы помещали на предметные стекла для проведения слепой флуоресцентной микроскопии (Motic Trinocular BA400, оснащенный фильтрующим кубом Motic FITC FLUO 3).

Типирование лейкоцитарного антигена человека (HLA) проводили с помощью полимеразной реакции для обнаружения аллелей DRB1, DQA1 или DQB1.

Гистологические находки классифицированы в соответствии с классификацией Марша, модифицированной Оберхубером.15 Для обнаружения субэпителиальных отложений IgA к tTG из образцов кишечной биопсии получали срезы размером 5 мкм, замораживали свежими, помещали на предметные стекла SuperFrost и инкубировали (15 мин, влажная камера, комнатная температура) последовательно с: мышиным моноклональным антителом к ​​трансглутаминазе 2 ( Разведение 1: 200), TRITC-конъюгированные кроличьи антитела против иммуноглобулина мыши (разведение 1: 120) и FITC-конъюгированные поликлональные кроличьи антитела против человеческого IgA (разведение 1:40). После этого была проведена слепая флуоресцентная микроскопия с использованием программного обеспечения для наложения изображений (Motic Images Plus 2.0).

Мы провели ретроспективный обзор медицинских карт этих пациентов, извлекая данные о возрасте на момент постановки диагноза, симптомах, уровнях антител к tTG, типе HLA, гистологических характеристиках на основе классификации Марша-Оберхубера и изменениях симптомов и уровней антитела IgA к tTG, AGA и EMA на основе наличия глютена или CMP в рационе. Мы также извлекли данные, записанные во время наблюдения, чтобы проанализировать изменения этих параметров и попытаться поставить точный диагноз.

Протокол исследования был одобрен этическим комитетом больницы Universitari i Politècnic La Fe (Валенсия).

Мы выразили качественные переменные как абсолютные частоты (n) и проценты, и суммировали качественные переменные как медиана и межквартильный размах (IQR, 25–75 процентиль). Мы использовали программное обеспечение SPSS® 21.0 для анализа данных.

Результаты

Из 629 пациентов с подозрением на БК в период 2002–2010 гг. У 11 (1,7%) наблюдалась атипичная серологическая картина. Мы исключили 2 из этих пациентов в связи с подтверждением инфекционной этиологии (Giardia lamblia и Campylobacter jejuni).Кишечная инфекция была исключена у 9 оставшихся пациентов (1,4%). Средняя продолжительность наблюдения составила 10 лет (IQR, 8–12,5).

Мы разделили пациентов на 2 группы. В группу А вошли 5 пациентов с поражениями типа 3 по Маршу при первичной биопсии, которым был поставлен диагноз БК; Этим пациентам во время постановки диагноза была прописана безглютеновая диета. В группу B вошли оставшиеся 4 пациента, у которых были нормальные результаты первичной биопсии и незначительные гистологические признаки, этих пациентов не просили исключить глютен из своего рациона.

Диета без ХМП была назначена пациентам обеих групп по разным причинам. В группе A причиной диеты было то, что пациенты проявляли проблемы с питанием во время диагностической оценки синдрома кишечной мальабсорбции, а в группе B причиной было подозрение, что причиной желудочно-кишечных симптомов была не-IgE-опосредованная аллергия ( Таблица 1).

В группе А после того, как стали доступны результаты биопсии кишечника и был поставлен диагноз БК, глютен был исключен из рациона.У пациентов наблюдалось снижение уровня антител к tTG. Впоследствии, как только состояние питания этих пациентов улучшилось, CMP был снова включен в рацион, и произошло связанное с этим повышение уровней антител против tTG, которые ранее становились отрицательными, в то время как уровни антител EMA были отрицательными (рис. 1А). Из этих пациентов у одного была диарея, у остальных не было симптомов. Результаты были подтверждены у всех этих пациентов при повторном тестировании различных образцов после исключения несоблюдения безглютеновой диеты (диетическое интервью и отрицательные уровни антител к AGA).После повторного исключения БКМ из рациона серологические маркеры нормализовались. После второго заражения коровьим молоком у пациента 3 по-прежнему были отрицательные результаты анти-tTG, тогда как у пациентов 1, 2 и 4 снова были положительные результаты. Пациент 5 все еще проходит обследование. У 3 из 5 пациентов в этой группе БК была подтверждена при введении глютена (пациенты 1, 2 и 3). Из 2 оставшихся пациентов 1 отказался от провокации с глютеном (пациент 4), а пациент 5 на момент написания этой статьи проходил провокацию с глютеном.У пациентов 1 и 2 сенсибилизация к бычьим белкам сохранялась через 12 и 8 лет наблюдения соответственно (таблица 2). Пациентка 4 потребляет CMP, и ее уровни антител против tTG продолжают оставаться отрицательными, поэтому ее чувствительность к CMP исчезла в течение 5 лет.

В группе B удаление CMP из рациона сопровождалось исчезновением симптомов, при этом значения антител к tTG и EMA стали отрицательными (рис. 1B). У 2 из этих пациентов (6 и 7) серологические маркеры оставались отрицательными, и симптомы не повторялись при повторном введении CMP в диету.С другой стороны, у двух других пациентов (8 и 9) наблюдались рецидивы симптомов и повышение уровня антител против tTG при повторном введении CMP. Пациент 8 прошел вторую контрольную пробу через год, оставаясь бессимптомным и с отрицательными уровнями антител к tTG. Пациенту 9 была проведена вторая контрольная проба CMP по той же процедуре, после которой тестирование показало дефицит железа и положительные значения анти-tTG и EMA. Это привело к выполнению биопсии кишечника, которая выявила поражения Marsh 3 B и субэпителиальные отложения IgA против tTG в слизистой оболочке кишечника.Несмотря на эти результаты, CMP снова был исключен из рациона с нормализацией значений анти-tTG и EMA. В настоящее время пациенту назначена биопсия кишечника для исключения латентной БК (таблица 3).

Обсуждение

В исследуемой выборке мы обнаружили, что повышение уровня антител против tTG происходило как часть иммунного ответа на пищевые белки, отличные от глютена, как у пациентов с глютеновой болезнью (группа A), так и у пациентов без CD (группа B).

У пациентов с CD это повышение уровня антител против tTG совпало с повторным введением CMP в рацион.После исключения потребления глютена как причины этого повышения путем опроса пациентов об их приверженности безглютеновой диете во время последовательных посещений, повышение сохранялось в связи с отрицательными уровнями антител к AGA. В настоящее время недавно внедренные методы обнаружения пептидов глютена в стуле позволят нам подтвердить соблюдение диеты.16

Когда пациенты вернулись к диете без коровьего молока, уровни антител к tTG снова стали отрицательными. Это открытие подтверждает нашу гипотезу о том, что CMP может запускать этот иммунный ответ, как было ранее описано в литературе.Кабрера-Чавес и др. представили гипотезу о том, как определенные эпитопы в CMP могут вызывать симптомы у пациентов с CD. Высокая гомология некоторых пептидов в α- и β-цепях казеинов крупного рогатого скота с пептидами глютена может объяснить эту иммунореактивность IgA.11,12

Этот ответ был временным у 2 из 5 пациентов с CD, пациентов 3 и 4. Однако он сохраняется на сегодняшний день еще у 2, пациентов 1 и 2, возраст которых в настоящее время составляет 12 и 8 лет, соответственно, которые с момента постановки диагноза придерживались безглютеновой диеты.У нелеченных пациентов с CD этот ответ можно объяснить повышенным прохождением макромолекул через кишечный барьер. Однако у пациентов с БК на безглютеновой диете со здоровой слизистой кишечника неясно, может ли это быть связано с сохранением повышенной кишечной проницаемости или с другими провоспалительными факторами.7

Все пациенты с БК, у которых это ответ наблюдался при соблюдении диеты без CMP, что могло быть причиной последующей реактивности.Кроме того, все они были в возрасте 2 лет или меньше, возрастная группа, в которой наблюдается повышенная реактивность к диетическим антигенам.17,18 Таким образом, мы должны подумать, следует ли избегать диеты без CMP у пациентов, у которых сильно подозревается CD.

Атипичная серологическая картина у пациентов в группе B могла быть связана с разными механизмами, поскольку не было доказательств того, что у них была CD, хотя все они имели типы HLA, связанные с более высоким риском CD. Как описано в литературе, некоторые инфекционные агенты также могут запускать этот иммунный ответ, что приводит к повышению уровня антител против tTG у пациентов без CD.8 Тем не менее, мы не нашли в литературе никаких упоминаний о пищевых белках крупного рогатого скота как о потенциальном триггере повышения уровня антител против tTG у пациентов без целиакии, как это было в случае пациентов из группы B нашего исследования. Все эти пациенты были носителями HLA-DQ2 или DQ8. Может ли казеин играть роль, аналогичную глиадину, у пациентов с БК, только не повреждая слизистую оболочку кишечника? Как мы отмечали выше, иммунный ответ на казеин может быть вовлечен в патогенез некоторых аутоиммунных заболеваний, таких как болезнь Бехчета, посредством модуляции Т-клеток и макрофагов.13

В 80% нашей выборки этот ответ был временным. Однако у пациента 9 реакция сохранялась с возможным повреждением слизистой оболочки кишечника, включая признаки отложений IgA, так что нельзя исключать латентную CD.

В дополнение к повышению уровней антител против tTG, у пациента 8 были положительные значения AGA и EMA, которые впоследствии разрешились без гистологических доказательств CD и постоянной серологической нормализации с диетой, из которой не исключался глютен. У пациента 7 также были временные положительные значения AGA.Это можно объяснить повышенной проницаемостью кишечника у детей с воспалением, вторичным по отношению к инфекции или пищевой аллергии. У этих пациентов процесс, вызвавший развитие не-IgE-опосредованной аллергии на БКМ, вероятно, был инфекционным гастроэнтеритом, поскольку оба пациента ранее без проблем принимали БКМ, и непереносимость появилась в 32 и 18 месяцев. Сама инфекция также могла быть причиной повышения этих маркеров, как было описано ранее.19

Приверженность строгой диете без CMP является сложной задачей в современном обществе, возможно, более сложной, чем соблюдение безглютеновой диеты. Маркировка пищевых продуктов сбивает с толку. Белок коровьего молока может присутствовать во всех типах пищевых продуктов в виде различных добавок, названия которых неясны. Таким образом, было бы полезно знать маркер, который мог бы помочь определить, может ли этот иммунный ответ быть вызван БКМ у пациентов с глютеновой болезнью, у которых было исключено несоблюдение безглютеновой диеты, прежде чем добавлять дополнительные ограничения на диету. .С другой стороны, поскольку это, по-видимому, IgA-опосредованная реакция, можно было бы ожидать, что у этих пациентов будут более высокие уровни казеин-специфического IgA. Опубликованные данные по этому вопросу показывают, что антитела IgG и IgA к бычьим белкам больше повышены у пациентов с нелеченым CD по сравнению с пациентами с CD после безглютеновой диеты и с зажившей слизистой оболочкой, у которых наблюдается более низкий уровень антител, 17 хотя дальнейшие исследования необходимо для подтверждения этой ассоциации.

Выборка в нашем исследовании была небольшой, так как мы включали только пациентов, перенесших биопсию кишечника в одной больнице.Однако длительное наблюдение позволило нам выявить эту нетипичную картину.

По нашему опыту, у некоторых пациентов с CD повторное введение CMP в рацион после периода исключения вызывало повышение уровней антител IgA к tTG, которое в большинстве случаев протекало бессимптомно. Мы считаем, что после исключения несоблюдения безглютеновой диеты БКМ следует рассматривать как потенциальный триггер этого иммунного ответа. Мы также обнаружили этот ответ у пациентов с не-IgE-опосредованной аллергией на CMP, которые были носителями HLA-DQ2 / DQ8.

В заключение, антитела против tTG могут быть обнаружены у пациентов с заболеваниями, отличными от CD, и важно, чтобы клиницисты учитывали потенциальную роль пищевых антигенов, особенно CMP, в этих случаях.

Конфликт интересов

Авторы не заявляют о конфликте интересов.

Журнал детской гастроэнтерологии и питания

Уведомления: 39-е ежегодное собрание Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания Дрезден, Германия, 7-10 июня 2006 г .: Тезисы: SY2-02

Hadziselimovic, F 1 ; Geneto, R 2 ; Dahlbom, I 3

Информация об авторе

1 Kindertagesklinik, Liestal, Switzerland. 2 Kindertagesklinik, Liestal, Switzerland. 3 Pharmacia Diagnostic, Упсала, Швеция.

Цель исследования

Глиадин и тТГ оценивали в плаценте женщин с CD и контрольной группой. Нагрузку глиадином сравнивали с ростом новорожденных.

Пациенты и методы:

Иммуногистохимический анализ локализации глиадина и tTG в 24 доношенных плацентах. 16 плацент были получены от женщин с CD, шесть из которых намеренно принимали глютен периодически во время беременности.В контрольной группе было 8 плацент. Поликлональные ab. для глиадина (Sygma) и моноклональных аб. к tTG были утилизированы. Интенсивность экспрессии глютена и tTG анализировали слепым методом и сравнивали с массой новорожденных.

Результатов:

пептидов гладина были обнаружены как во фетальной, так и в материнской части во всех плацентах. Наиболее интенсивное окрашивание было обнаружено у лиц с активным CD, в то время как очень слабое окрашивание наблюдалось в плаценте женщин, соблюдающих безглютеновую диету.Анамнестический отчет о потреблении глютена коррелировал с наблюдаемой интенсивностью глютеновой нагрузки (p = 0,035, точный критерий Фишера). Экстраворсинчатые трофобласты (EVT) женщин, не соблюдающих правила, были перегружены глиадином; в то время как в контроле был обнаружен только след глиадина. Вес новорожденных был ниже, если EVT был загружен глиадином (x: 2665 ± 277 грамм-положительная группа, по сравнению с x: 3259 ± 431 грамм-глиадин-отрицательная группа; и контрольная x: 3474 ± 413gr; p <0,01 U-критерий Манна-Уитни) В активном CD, в отличие от контроля, EVT имел более выраженную экспрессию tTG, обнаруженную в том же месте, где был локализован глиадин.

Резюме:

Воздействие глиадина изменяет динамику EVT, вызывая увеличение апоптотического шедевра. У генетически предрасположенных людей глиадин поражает как фетальную, так и материнскую части плаценты, в результате чего рождаются маленькие для их возраста дети.

Выводы:

Безглютеновая диета при беременности предотвращает развитие ЗВУР; и, следовательно, фетальное происхождение серьезных заболеваний взрослых.

© 2006 Lippincott Williams & Wilkins, Inc.

т-трансглутаминаза (тТГ) IgA — объяснение лабораторных результатов

Тест тканевой трансглутаминазы IgA (tTg-IgA) используется, чтобы помочь врачам диагностировать целиакию или проверить, насколько хорошо себя чувствуют люди с этим заболеванием.

Что такое глютеновая болезнь?

Целиакия — это аутоиммунное заболевание, при котором иммунная система ошибочно полагает, что глютен — белок, содержащийся в пшенице, ячмене, ржи и овсе — является иностранным захватчиком.

Иммунная система вырабатывает антитела, которые атакуют фермент в кишечнике, называемый тканевой трансглутаминазой (tTG).

Целиакия поражает примерно 1% населения мира.

Диагноз:

Обнаружение антител IgA к тканевой трансглутаминазе специфично для целиакии. Для людей с умеренно или сильно положительными результатами вероятен диагноз целиакии, и пациенту следует пройти биопсию для подтверждения диагноза. Обнаружение антител IgG к трансглутаминазе может указывать на диагноз целиакии, особенно у лиц с дефицитом IgA.Для людей с умеренно или сильно положительными результатами возможен диагноз целиакии, и пациенту следует пройти биопсию для подтверждения диагноза.

Лечение:

Лечение целиакии заключается в соблюдении безглютеновой диеты. У большинства пациентов, соблюдающих эту диету, снижается уровень ассоциированных аутоантител и улучшается атрофия ворсинок. Обычно это сопровождается улучшением клинических симптомов.

Референсные диапазоны:

tTG АНТИТЕЛ, IgA

<4.0 Ед / мл (отрицательный)
4,0-10,0 Ед / мл (слабоположительный)
> 10,0 Ед / мл (положительный результат)

ТТГ АНТИТЕЛ, IgG

<6,0 Ед / мл (отрицательный)
6,0-9,0 Ед / мл (слабоположительный)
> 9,0 Ед / мл (положительный результат)

Артикул:

— https://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Clinical+and+Interpretive/82587
— https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3436057/
— https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/8783752/
— https: // www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/12578508

Рекомбинантная трансглутаминаза тканей человека для диагностики и наблюдения за детской глютеновой болезнью

  • 1

    Уокер-Смит Дж. А., Гуандалини С., Шмитц Дж., Шмерлинг Д. Г., Висакорпи Дж. К. 1990 Пересмотренные критерии диагностики целиакии. Arch Dis Child 65 : 909–911

    Артикул Google ученый

  • 2

    Fasano A, Catassi C 2001 Современные подходы к диагностике и лечению целиакии: развивающийся спектр. Гастроэнтерология 120 : 636–651

    CAS Статья Google ученый

  • 3

    Скотт Х., Кетт К., Хальстенсен Т., Хватум М., Рогнум Т.О., Брандтзаег П. 1992 Гуморальная иммунная система при целиакии. В: Marsh MN (ed) Celiac Disease . Блэквелл, Оксфорд, стр. 239–282

    Google ученый

  • 4

    Дитрих В., Энис Т., Бауэр М., Доннер П., Вольта Ю., Рикен Е.О., Шуппан Д. 1997 Идентификация тканевой трансглутаминазы как аутоантигена целиакии. Nat Med 3 : 797–801

    CAS Статья Google ученый

  • 5

    Брюс С.Е., Бьярнасон И., Петерс Т.Дж. 1985 Трансглутаминаза тощей кишки человека: демонстрация активности, субстратная специфичность ферментативной кинетики с особым отношением к глиадиновой целиакии. Clin Sci 68 : 573–579

    CAS Статья Google ученый

  • 6

    Upchurch HF, Conway E, Patterson MKJ, Maxwell MD 1991 Локализация клеточной трансглутаминазы на внеклеточном матриксе после ранения: характеристики связанного с матриксом фермента. J Cell Physiol 1249 : 375–382

    Артикул Google ученый

  • 7

    Эшлиманн Д., Паулссон М. 1994 Трансглутаминазы: ферменты, сшивающие белки в тканевых жидкостях организма. Thromb Haemost 71 : 402–415

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8

    D’Argenio G, Cosenza V, Sorrentini I, De Ritis F, Gatto A, Delle Cave M, D’Armiento FP, Mazzacca G 1994 Бутират, мезаламин фактор XIII при экспериментальном колите у крыс: влияние на трансглутаминазу деятельность. Гастроэнтерология 106 : 399–404

    CAS Статья Google ученый

  • 9

    Szabolcs M, Sipka S, Csorba S 1987 In vitro сшивание глютена в высокомолекулярные полимеры с трансглютаминазой. Acta Paediatr Hung 28 : 215–227

    CAS PubMed Google ученый

  • 10

    Larre C, Chiarello M, Blanloeil Y, Chenu M, Gueguen J 1993 Модификации глиадина, катализируемые трансглутаминазой печени морской свинки. J Food Biochem 17 : 267–282

    Артикул Google ученый

  • 11

    Molberg Ø, Mcadam SN, Körner R, Quarsten H, Kristiansen C, Madsen L, Fugger L, Scott H, Norén O, Roepstorff P, Lundin KEA, Sjöström H, Sollid LM 1998 Тканевая трансглутаминаза селективно модифицирует пептиды глютаминазы которые распознаются Т-клетками, полученными из глютена, при глютеновой болезни. Nat Med 4 : 713–717

    CAS Статья Google ученый

  • 12

    van de Wal Y, Kooy Y, van Veelen P, Pena S, Mearin L, Papadopoulos G, Koning F 1998 Селективное дезамидирование тканевой трансглутаминазой сильно усиливает глиадин-специфическую реактивность Т-клеток. J Immunol 161 : 1585–1588

    CAS PubMed Google ученый

  • 13

    Dieterich W, Laag E, Schöpper H, Volta U, Ferguson A, Gillet H, Riecken EO, Schuppan D 1998 Аутоантитела к тканевой трансглутаминазе как предикторы глютеновой болезни. Гастроэнтерология 115 : 1317–1321

    CAS Статья Google ученый

  • 14

    Sulkanen S, Halttunen T, Laurila K, Kolho K-H, Korponay-Szabó I, Samesto A, Savilahti E, Collin P, Mäki M 1998 Тканевая трансглутаминаза, аутоантитела, иммуноферментный анализ при обнаружении глютеновой болезни. Гастроэнтерология 115 : 1322–1328

    CAS Статья Google ученый

  • 15

    Мальберг К., Мальфертайнер П., Баннерт Н., Гюнтер Т. 1999 IgA-тканевые трансглутаминазы (tTG) -антитела являются высокочувствительными сывороточными маркерами целиакии. Am J Гастроэнтерол 94 : 3079–3080

    CAS Статья Google ученый

  • 16

    Витория Дж. К., Арриета А., Арранс С., Айеста А., Сохо А., Марури Н., Гарсия-Масдевалл, доктор медицины 1999 г. Антитела к глиадину, трансглутаминазе эндомизиальной ткани для диагностики целиакии. J Pediatr Gastroenterol Nutr 29 : 571–574

    CAS Статья Google ученый

  • 17

    Biagi F, Ellis JH, Yiannakou JY, Brusco G, Swift GL, Smith PM, Corazza GR, Ciclitira PJ 1999 Антитела к тканевой трансглутаминазе при целиакии. Am J Гастроэнтерол 94 : 2187–2192

    CAS Статья Google ученый

  • 18

    Sárdy M, Odenthal U, Kárpáti S, Paulsson M, Smyth N. 1999 ELISA рекомбинантной тканевой трансглутаминазы человека для диагностики чувствительной к глютену энтеропатии. Clin Chem 45 : 2142–2149

    PubMed Google ученый

  • 19

    Troncone R, Maurano F, Rossi M, Micillo M, Greco L, Auricchio R, Salerno G, Salvatore F, Sacchetti L 1999 IgA-антитела к тканевой трансглутаминазе: эффективный диагностический тест на целиакию. J Педиатр 134 : 166–171

    CAS Статья Google ученый

  • 20

    Hansson T, Dahlbom I, Hall J, Holtz A, Elfman L, Dannæus A, Klareskog L 2000 Реактивность антител против трансглутаминазы ткани морской свинки человека у детей с глютеновой болезнью. J Pediatr Gastroenterol Nutr 30 : 379–384

    CAS Статья Google ученый

  • 21

    Bazzigaluppi E, Lampasona V, Barera G, Venerando A, Bianchi C, Chiumello G, Bonifacio E, Bosi E 1999 Сравнение анализов тканевых трансглутаминаз-специфических антител с установленными измерениями антител при глютеновой болезни. J Аутоиммунный 12 : 51–56

    CAS Статья Google ученый

  • 22

    Sblattero D, Berti I, Trevisiol C, Marzari R, Tommasini A, Bradbury A, Fasano A, Ventura A, Not T 2000 ELISA на рекомбинантную тканевую трансглутаминазу человека: инновационный диагностический анализ целиакии. Am J Гастроэнтерол 95 : 1253–1257

    CAS Статья Google ученый

  • 23

    Meeuwisse GW 1970 Диагностические критерии целиакии. Acta Paediatr Scand 59 : 461–463

    Артикул Google ученый

  • 24

    Андерссон А.С., Хольц А., Бакханс Б., Аксио-Фредрикссон Ю.-Б., Маух Л., Шекерман С., Дальбом I. 2000 Ингибирование эндомизиального окрашивания трансглутаминазой тканей человека. J Pediatr Gastroenterol Nutr 31 : S16

    Артикул Google ученый

  • 25

    Centor RM 1991 Обнаруживаемость сигнала: использование ROC-кривых и их анализ. Производство медицинских решений 11 : 102–106

    CAS Статья Google ученый

  • 26

    Grodzinsky E, Jansson G, Skogh T., Stenhammar L, Fälth-Magnusson K 1995 Anti-endomysium anti-gliadin антитела в качестве серологических маркеров целиакии в детстве: клиническое исследование для разработки практического распорядка. Acta Paediatr 84 : 294–298

    CAS Статья Google ученый

  • 27

    Hansson T, Dannæus A, Kraaz W, Sjöberg O, Klareskog L 1997 Производство антител к глиадину лимфоцитами периферической крови у детей с глютеновой болезнью: использование ферментно-связанного метода иммунного спота для последующего скрининга . Pediatr Res 41 : 554–559

    CAS Статья Google ученый

  • 28

    Филлипс AD 1989 Слизистая оболочка тонкой кишки.В: Whitehead R (ed) Gastrointestinal and Esophageal Pathology . Черчилль-Ливингстон, Эдинбург, стр. 29–39

    Google ученый

  • 29

    Спенсер Дж.О., Макдональд Т.Т., Дисс Т.С., Уокер-Смит Дж.А., Циклитира П.Дж., Исааксон П.Г. 1989 Изменения в субпопуляциях интраэпителиальных лимфоцитов при глютеновой энтеропатии ассоциированной Т-клеточной лимфомы (злокачественный гистиоцитоз кишечника). Кишечник 30 : 339–346

    CAS Статья Google ученый

  • 30

    Arranz E, Ferguson A 1993 Тип кишечных антител при целиакии: встречаемость у пациентов с нормальной гистологией биопсии тощей кишки. Гастроэнтерология 104 : 1263–1272

    CAS Статья Google ученый

  • 31

    Michaëlsson G, Kraaz W., Gerdén B, Hagforsen E, Hjelmqvist G, Lööf L, Sjöberg O, Scheynius A 1995 Повышенная инфильтрация лимфоцитов в слизистую оболочку двенадцатиперстной кишки от пациентов с псориазными сывороточными IgA-антителами к глиаде. Br J Дерматол 133 : 896–904

    Артикул Google ученый

  • 32

    Seissler J, Boms S, Wohlrab U, Morgenthaler NG, Mothes T, Boehm BO, Scherbaum WA 1999 Антитела к рекомбинантной тканевой трансглутаминазе человека, измеренные с помощью радиолигандного анализа: свидетельство высокой диагностической чувствительности целиакии. Horm Metab Res 31 : 375–379

    CAS Статья Google ученый

  • 33

    Катальдо Ф, Лио Д., Марино В., Пикарели А, Вентура А, Корацца GR 2000 IgG1 antiendomysium IgG антитела к трансглутаминазе (анти-tTG) у пациентов с целиакией с селективным дефицитом IgA. Кишечник 47 : 366–369

    CAS Статья Google ученый

  • 34

    Korponay-Szabó IR, Kovács JB, Lörincz M, Gorácz G, Szabados K, Balogh M 1997 Предполагаемое значение положительности антител к эндомизию при впоследствии подтвержденной целиакии. J Pediatr Gastroenterol Nutr 25 : 56–63

    Артикул Google ученый

  • 35

    Brusco G, Izzi L, Corazza GR 1998 Антитела к тканевой трансглутаминазе для скрининга целиакии. Ital J Gastroenterol Hepatol 30 : 496–497

    CAS PubMed Google ученый

  • 36

    Миллер А., Паспалиарис В., Эллиотт П.Р., д’Апис А 1999 глютеновая болезнь антител к трансглутаминазе. Aust N Z J Med 29 : 239–242

    CAS Статья Google ученый

  • % PDF-1.3 % 94 0 объект > эндобдж xref 94 74 0000000016 00000 н. 0000001845 00000 н. 0000001912 00000 н. 0000002797 00000 н. 0000003027 00000 н. 0000003268 00000 н. 0000003660 00000 н. 0000004220 00000 н. 0000010002 00000 п. 0000010417 00000 п. 0000010909 00000 п. 0000011387 00000 п. 0000011859 00000 п. 0000012233 00000 п. 0000016964 00000 п. 0000017441 00000 п. 0000023702 00000 п. 0000024102 00000 п. 0000024124 00000 п. 0000024344 00000 п. 0000024518 00000 п. 0000024585 00000 п. 0000024859 00000 п. 0000025693 00000 п. 0000025715 00000 п. 0000026539 00000 п. 0000026561 00000 п. 0000026788 00000 н. 0000027094 00000 п. 0000027278 00000 н. 0000027350 00000 п. 0000027427 00000 н. 0000027495 00000 н. 0000027799 00000 н. 0000027970 00000 н. 0000028190 00000 п. 0000028507 00000 п. 0000028684 00000 п. 0000028908 00000 п. 0000029656 00000 п. 0000029678 00000 п. 0000029901 00000 н. 0000030079 00000 п. 0000030447 00000 п. 0000030520 00000 п. 0000031375 00000 п. 0000031397 00000 п. 0000031576 00000 п. 0000031804 00000 п. 0000031883 00000 п. 0000032322 00000 п. 0000033194 00000 п. 0000033216 00000 п. 0000033391 00000 п. 0000033514 00000 п. 0000033737 00000 п. 0000034990 00000 н. 0000035206 00000 п. 0000035471 00000 п. 0000035690 00000 п. 0000036001 00000 п. 0000036398 00000 п. 0000036466 00000 п. 0000036538 00000 п. 0000036708 00000 п. 0000037555 00000 п. 0000037577 00000 п. 0000038409 00000 п. 0000038431 00000 п. 0000039115 00000 п. 0000039232 00000 п. 0000039658 00000 п. 0000002052 00000 н. 0000002775 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 95 0 объект > эндобдж 96 0 объект dĹZfXrD) / U (fN: zO | * 7nr.2ʋч [Jf² ᭋ + n> ˸ppN: ܲ0 @ JI9KP @ = SG [H |% fmCBO 3 # ؕ Xl> & je ‘g \ JZN˿M

    Повышение уровня антител IgG к тканевой трансглутаминазе как средство диагностики целиакии при селективном дефиците IgA

    Селективный дефицит IgA — наиболее частый первичный иммунодефицит у людей, встречающийся с частотой 1: 400–500. 1, 2 Генетические исследования показывают, что один важный локус восприимчивости связан с предковым гаплотипом, HLA-A1, Cw7, B8, DR3, DQ2. 3 Основной иммунорегуляторный дефект созревания В-лимфоцитов до конца не изучен и может иметь различную степень тяжести. Присоединение вариабельных областей иммуноглобулина к константным сегментам IgA-типа изменяется, что приводит к дефектному переключению IgA, в то время как большинство пациентов все еще способны вызывать эффективный иммунный ответ с антителами класса IgG. 1

    Большинство субъектов с дефицитом IgA не имеют явных клинических симптомов, но с этим состоянием могут быть связаны различные инфекции, аллергии и аутоиммунные расстройства, 4 включая 10–20-кратное повышение риска целиакии, еще одного расстройства, связанного с HLA. -DQ2 и DQ8. 5– 8 Клиническое течение, исход терапии и частота осложнений существенно не различаются между пациентами с глютеновой болезнью с дефицитом IgA и компетентными по IgA. 6, 8, 9 Однако серологическое выявление и мониторинг терапии пациентов с глютеновой болезнью с дефицитом IgA сложнее, поскольку они будут отрицательными в обычных анализах, выявляющих сывороточные IgA-антитела против эндомизия (EMA), ретикулина (ARA), и тканевая трансглутаминаза (тТГ).

    У пациентов с дефицитом IgA с энтеральными симптомами и подозрением на глютеновую болезнь традиционный диагностический подход включал либо рутинное использование биопсии тощей кишки, либо предварительный отбор пациентов с помощью тестов на антитела к антиглиадину (AGA) класса IgG. 5, 7 Однако положительность IgG AGA, даже у субъектов с дефицитом IgA, не предсказывала целиакию в популяционных исследованиях и исследованиях по выявлению случаев и не снижала эффективно ненужных инвазивных процедур. 10, 11 Несколько отчетов о небольшом количестве пациентов показывают, что аналоги класса IgG аутоантител EMA, ARA и tTG часто обнаруживаются у пациентов с целиакией с дефицитом IgA. 12– 18 Однако как иммунофлуоресцентные методы, так и иммуноферментные анализы (ELISA), выявляющие антитела IgG, в целом технически сложны, 19 , и ни один из этих анализов не был валидирован против большого количества биопсированных образцов с дефицитом IgA. контролирует.Недавно рекомбинантные человеческие tTG-антигены высокой чистоты стали доступны для ELISA-определения глютеновых антител IgA 20, 21 , и целью нашего исследования было оценить диагностический потенциал антител IgG к tTG, измеренный с помощью человеческого tTG-ELISA. в большой группе клинических пациентов с дефицитом IgA (целиакия и без целиакии) и в группе доноров крови с дефицитом IgA.

    ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ

    Пациенты

    Для выявления пациентов с глютеновой болезнью с дефицитом IgA в Детской больнице Heim Pál в Будапеште использовали следующую методику.Образцы сыворотки, представленные на анализ IgA EMA и признанные отрицательными, анализировали на IgG EMA в тех случаях, когда общий сывороточный IgA был низким. Пороговые значения для тестирования IgG EMA были установлены на основе возрастных диапазонов сывороточного IgA здоровых венгерских детей 22 : <0,2 г / л у детей в возрасте 0–10 лет и <0,4 г / л у пациентов старшего возраста.

    В период 1989–2001 гг. Образцы сыворотки 1807 новых пациентов с низким уровнем сывороточного IgA были проспективно протестированы на IgG EMA, а пациентам с положительными результатами EMA была предложена биопсия тонкой кишки.Пациентам с дефицитом IgA с клиническим подозрением на целиакию также проводилась биопсия тонкой кишки, независимо от результатов EMA. Всего у 78 пациентов с дефицитом IgA (средний возраст 7,9 года (диапазон 0,9–73), средняя концентрация IgA в сыворотке 0,01 г / л (диапазон 0,00–0,11)) была диагностирована глютеновая болезнь в соответствии с пересмотренными критериями ESPGHAN, 23 и Образцы для последующего наблюдения были собраны у 36 из этих пациентов после продолжительного периода на безглютеновой диете (диапазон 0,4–4,7 года).

    Кроме того, в исследование были включены образцы сыворотки от 73 пациентов с дефицитом IgA, не страдающих глютеновой болезнью (средний возраст 2 года (диапазон 1–40)), которые были отрицательными как на IgA, так и на IgG EMA и имели общий уровень IgA в сыворотке <0,2 г / л. . Сорока шести из этих контрольных пациентов (контроль I) была выполнена биопсия тощей кишки, и у всех была нормальная структура ворсинок; другим 27 пациентам (контроль II) биопсия тонкого кишечника не выполнялась. В таблице 1 показаны клинические симптомы пациентов с глютеновой болезнью и без целиакии с дефицитом IgA, у которых диарея, потеря веса, гипопротеинемия и дефицит витамина К.Однако у пациентов с целиакией с дефицитом IgA частота дефицита железа, низкого роста и гипокальциемии была значительно выше (таблица 1).

    Стол 1

    Наличие клинических симптомов (признаков) и сопутствующих заболеваний у пациентов с целиакией с дефицитом IgA и контрольных пациентов без целиакии (%)

    IgG EMA и антитела против tTG были также проанализированы в образцах сыворотки от 174 доноров крови, у которых был избирательный дефицит IgA с общим уровнем IgA в сыворотке <0.02 г / л. Эти пробы были собраны в 1991–1992 гг. В Службе переливания крови Красного Креста Финляндии, Хельсинки, Финляндия. 24

    Измерение аутоантител в сыворотке

    Антитела против tTG измеряли из аликвот сыворотки с кодированными номерами, хранимых при -40 ° C. IgA анти-tTG-специфические антитела определяли с помощью теста Celikey (Pharmacia Diagnostics Freiburg, Германия) в соответствии с инструкциями производителя. Антитела IgG к tTG измеряли с помощью исследовательского ELISA (Pharmacia Diagnostics), как описано ранее. 25 Содержание антител в сыворотке рассчитывали в Ед / мл с использованием стандартной кривой, и значения выше 5 Ед / мл и 10 Ед / мл, соответственно, считали положительными для антител IgA и IgG к tTG.

    IgG EMA оценивали с использованием непрямого иммунофлуоресцентного метода на композитном блоке пищевода обезьяны, тощей кишки и аппендикса человека или на пуповине человека от недоношенных новорожденных (образцы крови доноров), как описано в другом месте. 19, 26 Положительные результаты (1: ≥2.5) были определены количественно путем дальнейшего титрования с использованием разделов приложения.

    Генетическое типирование

    Цельная кровь была получена от 19 IgA-дефицитных пациентов с целиакией и от 12 IgG EMA-положительных доноров крови для определения аллелей HLA-DQB1 *, которое проводилось с помощью Dynal AllSet SSP DQ низкого разрешения (Dynal AS, Осло, Норвегия) и Olerup SSP Комплекты DQ низкого разрешения (GenoVision, Saltsjöbaden, Швеция).

    Уровни иммуноглобулинов

    Общий сывороточный IgA определяли у клинических пациентов с использованием анализатора Boehringer Mannheim / Hitachi 912 (Boehringer Mannheim Corporation, Индианаполис, Индиана, США) с реагентами Tina-Quant IgA (Roche Diagnostics GmbH, Mannheim, Германия).У доноров крови уровни IgA в сыворотке измеряли иммуноферментным анализом. 27

    Статистика

    Уровни антител выражены в виде средних значений (5-й и 95-й центили). U-критерий Манна-Уитни (двусторонний) использовался для оценки различий в уровнях антител между группами, знаковый ранговый тест Уилкоксона для сравнения уровней антител до и после диеты и метод рангов Спирмена (двусторонний) для расчета корреляции между Уровни IgG EMA и анти-tTG антител.Пороговый уровень анализа анти-tTG рассчитывали из анализа 21 рабочих характеристик приемника (ROC), проведенного с пациентами с глютеновой болезнью и всеми контрольными субъектами (контроль I + контроль II).

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Сывороточные антитела при обычном питании

    Сывороточные уровни антител IgG к tTG у пациентов с глютеновой болезнью, дефицитных по IgA, контрольных пациентов и доноров крови показаны на рис. 1A и 1B.Площадь под кривой ROC составляла 0,996, а при пороговом значении 10 Ед / мл чувствительность и специфичность анализа IgG anti-tTG у клинических пациентов составляли 98,7% и 98,6% соответственно. Частота положительных аутоантител IgG к tTG составила 9,8% среди доноров крови с дефицитом IgA. Обнаружена положительная корреляция ( r s = 0,91, p <0,0001) между уровнями антител IgG к tTG и уровнями EMA IgG (рис. 2).

    Рисунок 1

    Сывороточные уровни антител IgG против рекомбинантной тканевой трансглутаминазы человека (tTG) у (A) пациентов с глютеновой болезнью, контрольных субъектов, которым выполнялась биопсия тонкой кишки (контроль I), и контрольных групп без биопсии (контроль II) и в (B) 174 донора крови с дефицитом IgA.Представлены положительная (титр 1: ≥2,5) и отрицательная (титр 1: <2,5) сывороточные антитела IgG против эндомизия (EMA). Горизонтальные линии представляют собой медианные значения. Отсечка = 10 Ед / мл.

    Рисунок 2

    Уровни антител IgG против рекомбинантной тканевой трансглутаминазы человека (tTG) в сыворотке против обратных сывороточных титров антител IgG против эндомизия (EMA). Коэффициент корреляции Спирмена составил 0,91 (95% доверительный интервал 0.877–935; р <0,0001). Вертикальные и горизонтальные линии представляют собой уровни отсечения.

    Самый молодой пациент с глютеновой болезнью (11 месяцев), у которого изначально были отрицательные результаты по всем аутоантителам, показал повышенные уровни IgG EMA и IgG анти-tTG антител во время более позднего воздействия глютена. У двух из контрольных пациентов уровни антител IgG к tTG были близки к пороговому уровню, а у одного из пациентов с глютеновой болезнью (в возрасте трех лет) был положительный уровень антител IgA к tTG (12 Ед / мл), несмотря на низкие уровни общего IgA ( 0.04 г / л). У этого пациента и еще трех пациентов с глютеновой болезнью, отрицательных на антитела IgA к tTG и общий сывороточный IgA <0,05 г / л, возобновился нормальный уровень сывороточного IgA на безглютеновой диете. Ни у одного из других субъектов не было повышенных уровней антител IgA к tTG.

    У 17 доноров крови с дефицитом IgA, положительных на IgG EMA, были более низкие уровни антител к tTG (медиана 162 (40–990) Ед / мл), чем у 78 пациентов с глютеновой болезнью с клинически манифестным заболеванием (медиана 602 (58–4330) Ед / мл) мл). Кроме того, титры IgG EMA у доноров крови (медиана 1: 160 (1: 20–1: 2560)) были ниже, чем у пациентов с глютеновой болезнью (медиана 1: 640 (1: <2.5–1: 10 240)).

    Сывороточные антитела при безглютеновой диете

    Исходные уровни антител IgG к tTG у 36 пациентов с глютеновой болезнью и уровни после различного периода на безглютеновой диете показаны на рис. 3. Средний уровень антител IgG EMA снизился с 1: 640 (диапазон 1: 80–1: 10 240) до 1:10 (диапазон 1: <2,5–1: 640) в последующем образце (p <0,001). Исходные значения антител IgG к tTG (медиана 928 (92–4346) Ед / мл) также показали значительное снижение в последующем образце (медиана 40 (3–384) Ед / мл; p <0.0001).

    Рисунок 3

    Сывороточные уровни антител IgG к тканевой трансглутаминазе (тТГ) у 36 пациентов с глютеновой болезнью до и во время безглютеновой диеты. Представлены титры антител IgG к эндомизию (EMA) 1: ≥2,5 (положительный результат) и титры антител IgG к эндомизию 1: <2,5 (отрицательный результат). Отсечка = 10 Ед / мл.

    Только у 10 из 36 пациентов восстановились нормальные титры IgG EMA и у восьми из 36 нормальных уровней антител IgG к tTG после длительной безглютеновой диеты.Однако контрольная биопсия тощей кишки, выполненная после безглютеновой диеты у 17 пациентов с глютеновой болезнью с отрицательными (n = 9) или низкими (1: <20) титрами IgG EMA (n = 8), показала восстановление ворсинок в целом. Один из пациентов с глютеновой болезнью не показал снижения уровней IgG EMA или анти-tTG антител после четырех месяцев на безглютеновой диете, тогда как другой пациент с глютеновой болезнью с неизмененными титрами IgG EMA продемонстрировал пятикратное снижение уровней IgG анти-tTG антител (с 2326 до 448). Ед / мл) через 15 месяцев на безглютеновой диете. Соответствие положительных и отрицательных результатов между IgG EMA и анти-tTG антителами наблюдалось у 32 из 36 пациентов после безглютеновой диеты.

    Генетическое типирование

    Восемнадцать из 19 пациентов с глютеновой болезнью и 10 из 12 доноров крови, положительных по IgG анти-tTG, были положительными на HLA-DQ2, и один в каждой группе был положительным на HLA-DQ8. Один донор крови с отрицательными антителами к DQ2 и DQ8 имел только аллель DQB1 * 02 (то есть только часть DQB1, но не часть DQA1 гетеродимера DQ2).

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Циркулирующие аутоантитела против tTG класса IgA и EMA широко распространены и характерны для активной целиакии. 15, 20, 21 Наши результаты показывают, что у 98,7% пациентов с глютеновой болезнью с дефицитом IgA могут быть обнаружены специфические антитела IgG к tTG и EMA. Следовательно, гуморальный ответ, нацеленный на tTG в качестве аутоантигена, следует рассматривать как регулярный и диагностически полезный признак у всех пациентов с глютеновой болезнью, как компетентных по IgA, так и с дефицитом IgA.

    ELISA на основе человеческого рекомбинантного tTG, использованный в этом исследовании, явно превосходит тест на антитела класса IgG к tTG на основе субстрата морских свинок, который, как ранее было показано, является весьма неспецифическим. 15 Иммунофлуоресцентное исследование сывороточного IgG EMA имеет серьезные технические недостатки, поскольку вторичные антитела против человеческого IgG часто связываются с соединительными волокнами ткани аналогичным неспецифическим образом. 28 Хотя положительную реакцию EMA легко распознать, до 50% отрицательных образцов могут показать эндомизиальное окрашивание при использовании субстрата пищевода обезьяны. 26 Для получения более конкретных результатов необходимы специфические IgG1 человека или предадсорбированные иммуноглобулином обезьяны вторичные антитела 18, 29, 30 или субстраты с низким фоном (ткани плода человека, тощая кишка или аппендикс). 14, 19 Учитывая эти технические требования, только несколько лабораторий предлагают тестирование на глютеновые антитела класса IgG на регулярной основе. Напротив, хотя эффективность тестов IgG AGA не является оптимальной, они широко доступны, поскольку их можно проводить с помощью простых методов ELISA. Внедрение эффективного ELISA для тестирования антител IgG к tTG может явно повысить возможность обнаружения аутоантител IgG к целиакии для лабораторий, которые не освоили метод IgG EMA.

    Преимуществом измерения антител IgG к tTG с помощью ELISA является более точное количественное определение концентраций антител в сыворотке, которое может сделать мониторинг безглютеновой диеты эффективным и более удобным. В настоящем исследовании было обнаружено явное снижение даже у пациентов, у которых IgG-EMA все еще был значительно положительным.

    Из-за нарушенной реакции на иммуностимулы слизистой оболочки субъекты с дефицитом IgA часто обращаются с энтеральными жалобами 1 , но целиакия в сочетании с дефицитом IgA составляет, как правило, лишь несколько случаев в каждом гастроэнтерологическом центре. 9 Перспективное использование IgG EMA позволило нам идентифицировать большое количество пациентов с целиакией с дефицитом IgA, а также пациентов с умеренными и легкими симптомами, и поэтому мы включили всех пациентов с дефицитом IgA, оцененных с помощью биопсии в течение того же периода, чтобы избежать значительной систематической ошибки. . Используемый здесь ELISA эффективно идентифицировал пациентов с глютеновой болезнью, тогда как ни у одного из субъектов, не страдающих глютеновой болезнью, не было уровней антител IgG к tTG в диапазоне нелеченных пациентов с глютеновой болезнью (рис. 1).

    Кроме того, снижение аутоантител IgG кажется очень медленным у пациентов с глютеновой недостаточностью с дефицитом IgA, и большинство наших пациентов все еще оставались положительными после более чем двух или трех лет на безглютеновой диете.Напротив, пациенты с глютеновой болезнью, компетентные в отношении IgA, становились отрицательными как на IgA, так и на IgG анти-tTG антитела к одному году на безглютеновой диете. 31 Диетические интервью в нашем центре не выявили большего количества падений у больных целиакией с дефицитом IgA, чем у пациентов без (данные не показаны), а заживление слизистой оболочки наблюдалось при низких уровнях положительности аутоантител IgG. Фактически, у всех этих пациентов на безглютеновой диете в несколько раз снизилась концентрация антител IgG к tTG, что ясно показывает, что аутоантитела IgG к целиакии действительно зависят от глютена.Продукция специфических антител зависит от функции Т-хелперных лимфоцитов, а примирование Т-лимфоцитов, профили цитокинов и чувствительность В-клеток демонстрируют изменения дефицита IgA. 32, 33 Следовательно, медленная кинетика исчезновения глютеновых антител IgG может быть частью иммунорегуляторного дефекта, наблюдаемого при дефиците IgA. Тем не менее, существует ряд отчетов, показывающих, что люди с гаплотипами HLA B8 DR3 имеют изменения в их иммунном ответе, независимо от их статуса IgA, и, следовательно, неясно, связаны ли эти особенности напрямую с дефицитом IgA как таковым или связанными с ним генами HLA. . 34

    Мы также обнаружили, что 9,8% практически здоровых взрослых доноров крови с дефицитом IgA были положительны как на IgG EMA, так и на антитела против tTG и могли иметь невыявленную целиакию. Этим пациентам биопсии не проводились, но они были генетически подобны пациентам с клинически диагностированной целиакией с дефицитом IgA. Учитывая высокую специфичность тестов на антитела к EMA и анти-tTG в наших клинических случаях, результаты дополнительно подтверждают тот факт, что у субъектов с известным дефицитом IgA риск развития целиакии как минимум в 10 раз выше 6 , и они должны быть важной мишенью. группа по выявлению случаев.

    Однако дефицит IgA часто не известен во время тестирования глютеновых антител, и первое использование IgG EMA вместо измерения сывороточного IgA было успешным при скрининге населения. 14 ИФА антител IgG к tTG кажется простым инструментом для оценки образцов с отрицательными IgA EMA или антителами против tTG и неизвестными уровнями IgA в сыворотке. Однако экономическая эффективность этого подхода еще предстоит установить.

    Гуморальный дефицит IgA обычно определяется как общий сывороточный IgA <0.05 г / л, но уровни могут колебаться в ответ на антигены и цитокины слизистой оболочки. 35 Четыре из наших пациентов с дефицитом IgA восстановили нормальные уровни IgA в сыворотке на безглютеновой диете, хотя IgA у пациентов с глютеновой болезнью, компетентных в отношении IgA, обычно снижается на безглютеновой диете. 36 Одним из важных регуляторов переключения класса IgA является трансформирующий фактор роста β (TGF-β), и у мышей, лишенных рецептора TGF-β типа II, развивается дефицит IgA в сыворотке. 37 Хотя TGF-β1 повышен в слизистой оболочке целиакии, 38 его действие по стимулированию дифференцировки эпителиальных клеток на оси крипта-ворсинка, по-видимому, нарушено. 39 Действие TGF-β на переключатель IgA также может быть изменено у генетически предрасположенных лиц, которым также может помочь раннее распознавание и лечение целиакии с точки зрения продукции IgA и связанной с ней патологии.

    В заключение, антитела IgG к tTG, измеренные с человеческим tTG, являются высоконадежными сывороточными маркерами целиакии у субъектов с дефицитом IgA. Чтобы гарантировать выявление этих пациентов, измерения IgG анти-tTG должны быть интегрированы в стратегии диагностики и скрининга, а целиакия следует рассматривать у всех лиц с дефицитом IgA.

    Благодарности

    Авторы благодарят докторов Маргит Лёринц, Каталин Сабадош, Агнес Хорват и Марту Балог за их работу по уходу за пациентами. Исследование было поддержано Фондом медицинских исследований университетской больницы Тампере, Фондом Пяйвикки и Сакари Зольбергов, Фондом друзей университетской детской больницы в Финляндии и Финским обществом целиакии.

    ССЫЛКИ

    1. Каннингем-Рандлз C .Физиология дефицита IgA и IgA. J Clin Immunol2001; 21: 303–9.

    2. Koistinen J . Селективный дефицит IgA у доноров крови. Vox Sang1975; 29: 192–202.

    3. Vorechovsky I , Cullen M, Carrington M, et al. Точное картирование IGAD1 при дефиците IgA и общем вариабельном иммунодефиците: идентификация и характеристика гаплотипов, общих у затронутых членов из 101 множественной семьи.J Immunol2000; 164: 4408–16.

    4. Koskinen S . Долгосрочное наблюдение за здоровьем доноров крови с первичным селективным дефицитом IgA. J. Clin Immunol. 1996; 16: 165–70.

    5. Savilahti E , Pelkonen P, Visakorpi JK. Дефицит IgA у детей. Клиническое исследование с особым упором на кишечные данные. Arch Dis Child, 1971; 46: 665–70.

    6. Collin P , Mäki M, Keyrilainen O, et al. Селективный дефицит IgA и целиакия. Scand J Gastroenterol 1992; 27: 367–71.

    7. Meini A , Pillan NM, Villanacci V, et al. Распространенность и диагностика целиакии у детей с дефицитом IgA. Ann Allergy Asthma Immunol 1996; 77: 333–6.

    8. Heneghan MA , Stevens FM, Cryan EM, et al. Целиакия и иммунодефицитные состояния: обзор за 25 лет.Дж. Клин Гастроэнтерол, 1997; 25: 421–5.

    9. Cataldo F , Marino V, Ventura A, et al. Распространенность и клинические особенности дефицита селективного иммуноглобулина А при целиакии: итальянское многоцентровое исследование. Gut1998; 42: 362–5.

    10. Catassi C , Fanciulli G, D’Appello AR, et al. Antiendomysium по сравнению с антителами к глиадину при скрининге населения на целиакию.Scand J Gastroenterol2000; 35: 732–6.

    11. Schober E , Bittmann B, Granditsch G, et al. Скрининг с помощью антител к эндомизию на целиакию у детей и подростков с диабетом в Австрии. J Pediatr Gastroenterol Nutr2000; 30: 391–6.

    12. Beutner EH , Kumar V, Chorzelski TP, et al. Эндомизиальные антитела IgG у пациента с глютеновой болезнью с дефицитом IgA.Lancet1989; 1: 1261–2.

    13. Mäki M , Hällström O, Vesikari T, et al. Оценка сывороточного теста на антитела к ретикулину класса IgA для выявления целиакии у детей. J Pediatr1984; 105: 901–5.

    14. Korponay-Szabó IR , Kovács JB, Czinner A, et al. Высокая распространенность тихой целиакии у детей дошкольного возраста, проверенных на антитела к эндомизию IgA / IgG.J Pediatr Gastroenterol Nutr, 1999; 28: 26–30.

    15. Sulkanen S , Halttunen T, Laurila K, et al. Иммуноферментный анализ аутоантител к трансглутаминазе при обнаружении целиакии. Гастроэнтерология 1998; 115: 1322–8.

    16. Bazzigaluppi E , Lampasona V, Barera G, et al. Сравнение анализов тканевых антител, специфичных к трансглутаминазе, с установленными измерениями антител при целиакии.J Autoimmun1999; 12: 51–6.

    17. Cataldo F , Lio D, Marino V, et al. IgG (1) антиэндомизиум и антитела IgG к трансглутаминазе (анти-tTG) у пациентов с глютеновой болезнью и селективным дефицитом IgA. Gut2000; 47: 366–9.

    18. Kumar V , Jarzabek-Chorzelska M, Sulej J, et al. Целиакия и дефицит иммуноглобулина А: насколько эффективны серологические методы диагностики? Clin Diagn Lab Immunol, 2002; 9: 1295–300.

    19. Sulkanen S , Collin P, Laurila K, et al. Тесты на антитела к пуповине класса IgA и IgG при целиакии у взрослых. Scand J Gastroenterol1998; 33: 251–4.

    20. Sblattero D , Berti I, Trevisiol C, et al. ELISA на рекомбинантную тканевую трансглутаминазу человека: инновационный диагностический тест на целиакию. Am J Gastroenterol 2000; 95: 1253–7.

    21. Bürgin-Wolff A , Dahlbom I, Hadziselimovic F, et al. Антитела к тканевой трансглутаминазе и эндомизию человека в диагностике и мониторинге целиакии. Сканд Дж. Гастроэнтерол, 2002; 37: 685–91.

    22. Csorba S , Karmazsin L. Показатели сывороточного иммуноглобулина у здоровых младенцев и детей (венгерский). Gyermekgyógyászat 1977; 28: 32–5.

    23. Walker-Smith JA , Guandalini S, Schmitz J, et al. Пересмотренные критерии диагностики целиакии. Arch Dis Child, 1990; 65: 909–11.

    24. Koskinen S , Tölö H, Hirvonen M, et al. Долгосрочное сохранение селективного дефицита IgA у здоровых взрослых. J Clin Immunol1994; 2: 116–19.

    25. Hansson T , Dahlbom I, Rogberg S, et al. Рекомбинантная тканевая трансглутаминаза человека для диагностики и последующего наблюдения детской целиакии. Педиатр Res2002; 51: 700–5.

    26. Korponay-Szabó IR , Kovács JB, Lörincz M, et al. Предполагаемое значение положительности антиэндомизиевых антител при впоследствии подтвержденной целиакии. J Pediatr Gastroenterol Nutr, 1997; 25: 56–63.

    27. Hirvonen M , Koskinen S, Tölö H.Чувствительный иммуноферментный анализ для измерения низких концентраций IgA. J. Immunol. Methods, 1993; 163: 559–65.

    28. Kozlowska H , Rowinski J, Bem W, et al. Волокнистая соединительная ткань крысы связывает антииммуноглобулиновые антитела. Folia Histochem Cytobiol1997; 35: 123–4.

    29. Picarelli A , Sabbatella L, Di Tola M, et al. Диагностика целиакии у неправильно диагностированных детей.Pediatr Res2000; 48: 590–2.

    30. Prince HE , Norman GL, Binder WL. Дефицит иммуноглобулина A (IgA) и альтернативные антитела, связанные с глютеновой болезнью, в сыворотках, отправленных в референс-лабораторию для тестирования эндомизиального IgA. Clin Diagn Lab Immunol2000; 7: 192–6.

    31. Basso D , Guariso G, Plebani M. Серологические тесты на целиакию. Clin Chem, 2002; 48: 2082–3.

    32. Zhang Y , Pacheco S, Acuna CL, et al. Мыши с дефицитом иммуноглобулина А проявляют измененные иммунные ответы типа Т-хелперов 1, но сохраняют иммунитет слизистой оболочки к вирусу гриппа. Иммунология, 2002; 105: 286–94.

    33. van Ginkel FW , Wahl SM, Kearney JF, et al. Частичный IgA-дефицит с повышенным содержанием цитокинов Th3-типа у мышей с нокаутом TGF-beta 1.J Immunol1999; 163: 1951-7.

    34. Price P , Witt C, Allcock R, et al. Генетическая основа ассоциации предкового гаплотипа 8.1 (A1, B8, DR3) с множественными иммунопатологическими заболеваниями. Immunol Rev1999; 167: 257–74.

    35. Marconi M , Plebani A, Avanzini MA, et al. IL-10 и IL-4 взаимодействуют для нормализации продукции IgA in vitro у пациентов с дефицитом IgA (IgAD).Clin Exp Immunol1998; 112: 528–32.

    36. Ratnaike RN , Wangel AG. Иммунологические нарушения при целиакии и их реакция на ограничение питания. I. Сывороточные иммуноглобулины, антитела и комплемент. Aust N Z J Med 1977; 7: 349–52.

    37. Cazac BB , Roes J. Рецептор TGF-бета контролирует чувствительность В-клеток и индукцию IgA in vivo. Иммунитет 2000; 13: 443–51.

    38. Hansson T , Ulfgren AK, Lindroos E, et al. Трансформирующий фактор роста-бета (TGF-бета) и экспрессия тканевой трансглутаминазы в тонком кишечнике у детей с глютеновой болезнью. Scand J Immunol2002; 56: 530–7.

    39. Halttunen T , Mäki M. Сывороточный иммуноглобулин А от пациентов с глютеновой болезнью подавляет дифференцировку эпителиальных клеток кишечного криптного крипт человека Т84.Гастроэнтерология, 1999; 116: 566–72.

    Обнаружение антител IgA к тканевой трансглутаминазе (tTG IgA) у детей с сахарным диабетом 1 типа

    Введение

    Целиакия (ЦБ) имеет распространенность 1% в общей популяции и от 3% до 12% у пациентов с сахарным диабетом 1 типа (СД1). 1 Это различие было связано с некоторыми генетическими особенностями и особенностями окружающей среды этих пациентов, такими как повышенная генетическая предрасположенность, связанная с маркерами HLA-DQ2 или HLA-DQ8, активация некоторых генов KIR (киллерных иммуноглобулиноподобных рецепторов) и специфические особенности кишечной микробиоты. 2

    CD характеризуется тяжелой атрофией слизистой оболочки тонкого кишечника, которая приводит к нарушению пищеварения и мальабсорбции питательных веществ и, как следствие, вызывает желудочно-кишечные расстройства и изменения антропометрических параметров. 3 CD часто недооценивают из-за недостаточной осведомленности медицинских работников об этом состоянии и из-за вариабельности его клинических проявлений, которые включают такие признаки и симптомы, как анемия, запор, диарея, боль и вздутие живота, задержка роста , среди прочего.

    Определение тканевых антитрансглютаминазных антител IgA (IgA-TGT), которое в основном проводится количественно, может указывать на БК. Другими словами, измерение IgA-TGT может использоваться в качестве метода скрининга для определения риска наличия этого заболевания, а также для подтверждения его диагноза с помощью других серологических тестов и тестов биопсии двенадцатиперстной кишки.

    Цели настоящего исследования состояли в том, чтобы определить положительный результат для выявления IgA-TGT у детей с СД1, проходящих лечение в двух детских эндокринологических центрах из Боготы, Колумбия, и описать желудочно-кишечные симптомы, антропометрический статус питания и потребление глютена. участников.

    Материалы и методы

    Описательное поперечное исследование было выполнено на удобной выборке детей в возрасте 0–18 лет с диагнозом СД1 и отсутствием других диагностированных аутоиммунных заболеваний. Были отобраны все пациенты, которые посещали два амбулаторных педиатрических эндокринных центра в период с января 2011 года по июнь 2016 года и с июля 2016 года по январь 2017 года.

    Для включения участников с родителями детей с диагнозом «СД 1» связались по телефону, чтобы пригласить их принять участие в исследовании.На рисунке 1 показан процесс обмена информацией и сбора образцов.


    Рисунок 1
    Исследуемая популяция.
    Источник: Собственная разработка.

    Родители детей, согласившихся принять участие в исследовании, подписали информированное согласие, а участники старше 8 лет подписали согласие. Исследование проводилось в соответствии с этическими принципами медицинских исследований на людях, изложенными в Хельсинкской декларации 4 , и с учетом местных нормативных актов Министерства здравоохранения Колумбии, установленных в Резолюции 8430 от 1993 года. 5 Кроме того, исследование было одобрено этическими комитетами Университета Эль-Боске протоколом № 005-2016 от 8 марта 2016 г. и Национальным университетом Колумбии протоколом № 021-27715 от 10 декабря 2015 г.

    Обследование желудочно-кишечных симптомов, указывающих на БК, было проведено для сбора данных в соответствии с рекомендациями Европейского общества педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и питания (ESPGHAN). Этот инструмент оценивает наличие таких симптомов, как рвота, тошнота, боль и вздутие живота, метеоризм, запор, диарея и нерегулярные привычки кишечника.Он также исследует такие аспекты, как привычки кишечника, характеристики испражнений в соответствии с Бристольской шкалой 6 и частота испражнений. Опрос был отправлен по электронной почте.

    На основе протокола Международного общества развития кинантропометрии измеряли вес, рост, кожные складки (трицепс, двуглавую, подлопаточную и надподвздошную), а также окружность головы, талии и плеча. Анализ и интерпретация показателей массы тела к росту, роста к возрасту и ИМТ к возрасту проводились с использованием программ Anthro и Anthro Plus Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). 7 , 8 Процентное содержание жира определялось с помощью формулы Siri с использованием инструмента Nutritional Application Tool Испанского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания и интерпретировалось в соответствии с процентилями для возраста. 9 Окружность талии определялась аналогичным образом 10

    Участники получили электронное письмо с подтверждением приема, а также анамнез питания, чтобы ребенок и его опекун могли записывать прием пищи в течение трех дней до приема.Информация должна была включать размер порций, который был подтвержден модулями питания eNasco в день консультации. Диетический анализ проводился с использованием программы DIAL на основе среднего потребления в течение этих трех дней. 11 Для расчета потребления глютена (г / день) суточные граммы потребляемого белка из пшеницы, ржи, овса и ячменя были взяты за эталон и умножены на коэффициент преобразования 0,8. 12

    Антитела против IgA

    были измерены с помощью иммунохроматографии в боковом потоке с использованием теста BiocardTM Celiac®, лабораторного теста, который позволяет проводить скрининг на CD и в котором IgA не измеряется для определения положительности для тканевой трансглутаминазы. 13

    Информация была занесена в таблицу в базе данных в Microsoft Excel 2016, а затем экспортирована в SPSS версии 22.0 для соответствующего описательного статистического анализа. Использовались категориальные переменные, абсолютные значения и проценты. Средние значения и стандартные отклонения были представлены для непрерывных количественных переменных (σ), в то время как медианы и межквартильные диапазоны использовались для интервальных переменных. Тест Шапиро-Уилка применялся для оценки совместимости данных с нормальным распределением.В случае, если данные не были нормальными, для сравнения пропорций использовались непараметрические тесты, такие как хи-квадрат Пирсона, а для сравнения средних и медиан — критерий Вилкоксона-Манна-Уитни; когда распределение было нормальным, использовали такие тесты, как t-Stu-dent Фишера, для сравнения пропорций и ANOVA для сравнения средних и медиан. Уровень достоверности 95% (p <0,05) рассматривался для всех статистических тестов.

    Результаты

    Сорок пять детей с диагнозом СД1 и средний возраст 10 лет.7 ± 4,1 года были включены и оценены в период с января 2001 года по июнь 2016 года и с июля 2016 года по январь 2017 года. Средний возраст, в котором детям был поставлен диагноз СД1, составлял 6,6 года, а среднее время от постановки диагноза до оценки составляло 3,5 года. Из них 53% составляли мальчики, а распределение по возрастным группам было следующим: дошкольники до 5 лет: 13,3%; школьники от 6 до 10 лет: 31,1%; и подростки от 11 до 18 лет: 55,6%.

    Хотя тест не был окончательным у двух пациентов, ни один из участников не показал качественной положительной реакции на IgA-TGT.Только 7 детей (15,6%) не сообщали о желудочно-кишечных симптомах; у тех, кто это делал, наиболее частым симптомом было метеоризм (48,9%), за которым следовали боль в животе (28,9%), тошнота (26,7%), вздутие живота (20,0%), запор (11,1%), диарея (8,9%), и рвота (4,4%). Консистенция стула у 68,9% участников была между типами 3 и 4 по Бристольской шкале со средней частотой 1,8 ± 1,3 раза в день.

    Что касается роста к возрасту, 55,6% пациентов имели от +1 до -1 σ и 25% от -1 до -2 σ; 3 ребенка имели низкий рост к возрасту.Что касается индекса массы тела (ИМТ), 60% детей имели от +1 до -1 σ, а 31,1% имели избыточный вес (> +2 σ). 48,8% участников находились в нормальном процентильном диапазоне жировых отложений, хотя у 46,3% наблюдался некоторый избыток жира. Что касается окружности талии, 59,1% находились в пределах 25 -го -75 -го процентилей, а 15,9% были выше 75 -го процентиля .

    Из 45 участвовавших детей только 38 заполнили формы приема пищи; в них среднее потребление глютена было 5.29 ± 3,02 г / день, что эквивалентно ежедневному потреблению ± 69 г крекеров или ± 97 г белого хлеба. Хотя между группами не было значительных различий, наблюдалась тенденция к увеличению потребления глютена с возрастом.

    Обсуждение

    Ни один из участников не дал положительных результатов на IgA-TGT в соответствии с иммунохроматографическим тестом с боковым потоком, для которого сообщалось о чувствительности 96,7% и специфичности 93,5%. 14 Предыдущее исследование, проведенное в Валле-дель-Каука (Колумбия) 15 , показало, что 10.4% из 115 детей с СД1 дали положительный результат на IgA-TGT, в то время как исследование, проведенное на Кубе, показало, что только 1,2% из 595 детей с таким же заболеванием дали положительный результат на это антитело. 16

    Тест ELISA определяет положительный результат на IgA-TGT, когда значения этих антител составляют> 5 ° Ед / мл; Сообщается, что чувствительность этого инструмента составляет 92%, а специфичность — 100%. 17 Есть несколько исследований, в которых сообщалось о положительных результатах использования этого метода: Landaeta et al. 18 описали положительную реакцию на 3,4% у 118 венесуэльских детей, Brandt et al. 19 сообщили о положительном результате 21% у 19 детей из штата Пернамбуку (Бразилия), Araújo et al. 20 сообщили о 10,5% положительных результатах у 354 детей в городе Ресифи (Бразилия), Al-Hussaini et al. 21 сообщили о 24,5% положительных результатах у 106 саудовских детей, Джоши и Мадвария 22 обнаружили 15.49% положительных результатов у 71 ребенка в Западной Индии, Bhadada et al. 23 сообщили 11.1% положительных результатов у 189 детей из северной Индии, Al-Sinani et al. 24 обнаружили 17% положительных результатов у 103 оманских детей, а Honar et al. 1 сообщили о 14% положительных результатах у иранских детей.

    В настоящей работе этот тест не дал результатов у двух пациентов, что можно объяснить дефицитом IgA или низким титром антител IgA в собранном образце. В этих случаях считалось, что их антропометрический статус питания был адекватным и что единственным зарегистрированным симптомом желудочно-кишечного тракта был метеоризм, характеристики которого аналогичны характеристикам большинства анализируемого населения.

    С другой стороны, Baker et al. 25 обнаружили, что у 42% обследованных пациентов с диабетом была диагностирована CD через 10 лет после начала DM1, в то время как Bhadada et al. 23, установлено, что диагноз поставлен спустя 5 лет. В настоящем исследовании детям был поставлен диагноз СД1 в среднем за 3,5 года до момента оценки, поэтому, даже если результат на IgA-TGT был отрицательным для большинства участников, их следует проверять ежегодно (в качестве процедуры скрининга), чтобы определить, они положительны в будущем.

    Что касается желудочно-кишечных симптомов, исследование Costa-Gomes et al., 26 , опубликованное в 2016 году и проведенное на выборке из 111 бразильских детей с диагнозом СД1, обнаружило боль в животе (30,6%) и вздутие живота (28,8%) как наиболее частые симптомы, что согласуется с исследованием Bhadada et al. 23 проведено в Индии. В настоящем исследовании результаты совпадают с тем, что обнаружили эти авторы и что сообщается в большинстве исследовательских работ: боль в животе является одним из наиболее частых симптомов желудочно-кишечного тракта.

    Что касается потребления глютена, Hoppe et al. 27 , в исследовании, проведенном с участием датских детей, сообщили о следующих средних значениях потребления: 1,79 г / день, 3,74 г / день, 5,22 г / день, 6,74 г / день и 7,4 г / день для детей 6-7 месяцев возраст, 8-9 месяцев, 10-11 месяцев, 12-24 месяцев и 25-36 месяцев соответственно. Среднее потребление глютена, установленное в настоящем исследовании, составляло около 5,29 г / день, поэтому у некоторых пациентов оно ниже, чем указано в Hoppe et al., 27 , что может быть связано с тем, что режим питания в Дании отличается, а потребление продуктов, содержащих глютен, обычно выше из-за отсутствия других злаков.В Колумбии, согласно ENSIN 2010 года, 28 92,5% населения потребляют рис или макароны ежедневно, а 76,1% едят хлеб, арепас (круглые пирожки из кукурузной муки) или печенье, поэтому можно сказать, что другие злаки, такие как используется рис или кукуруза; это, в свою очередь, указывает на то, что потребление источников глютена в стране ниже.

    Joshi & Madvariya, 22 в исследовании, проведенном в Индии с участием детей в возрасте 0–18 лет с диагнозом СД1, обнаружили задержку роста в 18,2% выборки.В Колумбии, согласно ENSIN 2010, 28 13,2% детей в возрасте до 5 лет и 10% детей в возрасте от 5 до 17 лет имеют низкий рост. Однако в настоящем исследовании эта переменная была ниже, чем в среднем по стране, так как только 3 ребенка имели низкий рост; Потребление глютена этими участниками было ниже среднего, а их ИМТ был нормальным. Тем не менее, поскольку рост родителей детей был неизвестен, невозможно было определить, была ли задержка следствием семейной особенности.

    Ни у одного ребенка не было дефицита показателя ИМТ. Напротив, 26,7% находились между> + 1 и ≤ + 2 σ и 4,4% между> +2 и ≤ + 3 σ, что выше показателей, указанных в ENSIN 2010, 28 , где 4,8% детей в возрасте до 5 лет. и 17,5% лиц старше 5 лет были выше +2 σ. Это также согласуется с данными, опубликованными da Costa et al. 29 , которые обнаружили в исследовании 2016 года, что 30,3% из 195 бразильских детей с диагнозом СД1 имели ИМТ от> +1 до ≤ + 2 и 9,7% от> +2 до ≤ + 3.Аналогичным образом, Luczyhski et al., 30 в выборке из 500 польских детей с диабетом, обнаружили, что 30,2% имели избыточный вес или страдали ожирением, аналогично тому, о чем сообщалось в настоящем исследовании.

    Что касается окружности талии, связанной с избыточным весом, то из 25 детей старше 10 лет 14 были выше 75 -го процентиля; 71,4% составляли женщины. Другие исследования 29 , 31 связывают половое созревание с повышенным риском ожирения у детей с СД1 из-за снижения чувствительности к инсулину, периферического метаболизма глюкозы и экзогенного гиперинсулинизма, который вместе с анаболическим эффектом инсулина вызывает липогенез.Кроме того, и в соответствии с выводами этого исследования, Wysocka-Mincewicz et al. 32 сообщили, что женский пол является фактором риска ожирения у подростков с СД1.

    Для измерения уровня потребления глютена был использован коэффициент 0,8, и были включены все продукты, которые считались источниками этого белка (макароны, хлеб, крекеры и овес). Однако некоторые пищевые продукты, которые могут его содержать, такие как колбасы, соусы, добавки, среди прочего, не могли быть включены в расчет сообщенного общего количества, поскольку их точное содержание было неизвестно.

    Хотя ни у одного ребенка не было положительных результатов на IgA-TGT, Американская диабетическая ассоциация и ESPGHAN рекомендуют регулярно контролировать детей с СД1, независимо от наличия или отсутствия симптомов, учитывая характеристики этой популяции и повышенный риск аутоиммунных заболеваний, таких как CD.

    Таким образом, настоящее исследование представляет собой подход к пониманию, с одной стороны, риска появления БК у детей с СД1, а с другой — антропометрического статуса питания, наличия симптомов со стороны ЖКТ и потребления глютена в этой популяции.Эти результаты призваны привлечь внимание родителей и непосредственно вовлеченных медицинских работников (эндокринологов, гастроэнтерологов и диетологов) к важности проведения периодического скрининга для раннего выявления риска заболевания CD. В этом контексте необходимо провести больше исследований, предпочтительно когортных исследований, в Латинской Америке с участием детей-диабетиков, чтобы установить частоту БК в регионе и, таким образом, поставить ранний диагноз, который поможет улучшить качество жизни и избежать связанных с этим осложнений.

    Выводы

    Согласно полученным результатам, ни один из участников не дал положительный результат на IgA-TGT, хотя у всех был более высокий риск развития CD, потому что у них был DM1.

    Аналогичным образом, было установлено, что наиболее частым желудочно-кишечным симптомом было метеоризм, что у большинства детей был адекватный антропометрический статус питания в соответствии с нормами нормы, установленными ВОЗ, и что среднее потребление глютена составляло 5,29 ± 3,02 г / день.

    Пояснительная записка

    Эта рукопись основана на магистерской диссертации, озаглавленной «Estudio CED3: Detección cualitativa de anticuerpos IgA contra la transglutaminasa tisular (AtTG), en niños con диабет typeo 1 en Bogotá» (исследование CED3: Качественное определение антител IgA против тканевой трансглутаминазы) у детей с диабетом 1 типа в Боготе.) 33

    Благодарности

    Паоле Дуран, Сильвии Чахин, Маурисио Колл и Каталине Фореро, детским эндокринологам Центра детской и подростковой эндокринологии, за одобрение реализации проекта в их учреждениях.

    Список литературы

    1. Хонар Н., Карамизаде З., Саки Ф. Распространенность целиакии у пациентов с сахарным диабетом 1 типа на юге Ирана. Turk J Gastroenterol. 2013; 24 (2): 122-6. http://doi.org/dhbf.

    2. Акар HH, Патироглу Т., Севинк Э., Аслан Д., Окдемир Д., Куртоглу С. Вклад генов KIR (киллерных иммуноглобулиноподобных рецепторов), лигандов HLA класса I и комбинаций лигандов KIR / HLA класса I на генетическую предрасположенность глютеновой болезни и сопутствующей целиакии и сахарному диабету 1 типа. Rev Esp Enfermedades Dig. 2015; 107 (9): 547-53. Http://doi.org/dhbg.

    3. Polanco-Allué I, Ribes-Koninckx C. Enfermedad celíaca. В: Junta Directiva de la SEGHNP, cosdiators. Протоколы диагностики-терапии гастроэнтерологии, гепатологии и нутрициона педиатрии.2 nd изд. 2010. с. 37-45.

    4. Всемирная медицинская ассоциация (ВМА). Хельсинкская декларация WMA — Этические принципы медицинских исследований с участием людей. Форталеза: 64 Генеральная Ассамблея WMA; 2013 [цитируется 20 декабря 2019 года]. Доступно по адресу: Доступно по адресу: https://bit.ly/2rJdF3M.

    5. Колумбия. Ministerio de Salud. Resolución 8430 de 1993 (octubre 4): Por la cual se establecen las normas científicas, técnicas y administrativas para lavestigación en salud.Богота, округ Колумбия; 4 октября 1993 г.

    6. Льюис С.Дж., Хитон К.В. Шкала формы стула как полезный справочник по времени прохождения через кишечник. Сканд Дж Гастроэнтерол. 1997; 32 (9): 920-4. http://doi.org/c9wx35.

    7. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). ВОЗ Anthro для персональных компьютеров: Программное обеспечение для оценки роста и развития детей во всем мире. Версия 3.2.2. Женева: ВОЗ; 2011.

    8. Organización Mundial de la Salud (OMS). Interpretando los Indicadores de Crecimiento. В: Patrones de Crecimiento del Niño de la OMS: Curso de Capacitación sobre la Evaluación del Crecimiento del Niño.Ginebra: OMS; 2008 [цитируется 20 декабря 2019 г.]. Доступно по адресу: Доступно по адресу: http://bit.ly/35IAiGT.

    9. Маккарти HD, Коул Т.Дж., Фрай Т., Джебб С.А., Прентис А.М. Контрольные кривые телесного жира для детей. Int J Obes (Лондон). 2006; 30 (4): 598-602. http://doi.org/bcp4pw.

    10. Фернандес Дж. Р., Редден Д. Т., Пьетробелли А., Эллисон ДБ. Процентили окружности талии в репрезентативных на национальном уровне выборках детей и подростков афроамериканского, европейско-американского и мексиканского происхождения. J Pediatr.2004; 145 (4): 439-44. http://doi.org/ctnvkd.

    11. Ортега-Анта Р.М., Лопес-Собалер А.М., Карвахалес П.А., Рекехо-Маркос А.М., Апарисио-Висуэте А, Молинеро-Касарес Л.М. Программа оценки диеты и питания. Мадрид: Альсе Инхеньерия; 2019.

    12. ван Овербек Ф.М., Уил-Дитерман И.Г., Мол И.В., Колер-Брандс Л., Хейманс Х.С., Малдер С.Дж. Ежедневное потребление глютена родственниками пациентов с глютеновой болезнью по сравнению с обычным голландским населением. Eur J Gastroenterol Hepatol.1997; 9 (11): 1097-9. http://doi.org/dhbh.

    13. Рашид М., Бутцнер Дж. Д., Уоррен Р., Моллой М., Кейс S, Заркадас М. и др. Домашний анализ крови на целиакию: рекомендации по ведению. Может Фам Врач. 2009; 55 (1) 151-3.

    14. Сингх П., Вадхва Н., Чатурведи М.К., Бхатия В., Шайни С., Тандон Н. и др. Валидация тестов на целиакию у детей в больнице третичного уровня на севере Индии. Arch Dis Child. 2014; 99 (11): 1004-8. http://doi.org/f6m6d7.

    15.Веласко-Бенитес, Калифорния, Маталлана-Роадс А.М., Руис-Экстримра А., Сапс М. Mo1281 Первое эпидемиологическое исследование целиакии у детей в Колумбии. Исследование распространенности целиакии у детей с диабетом I типа и контроль. Гастроэнтерология. 2016; 150 (4): S688. http://doi.org/dhbj.

    16. Гальван Дж. А., Кастаньеда С., Родригес Е. А., Альварес Р., Туркас Н., Новоа Л. И. и др. Скрининг на целиакию в когорте здоровых кубинских детей из провинции Пинар-дель-Рио. Bioecnologia Apl. 2010; 27 (4): 291-3.

    17. Weitz JC, Montalva R, Alarcón T., Contreras L. Determinación de anticuerpos anti-transglutaminasa en el diagnóstico de enfermedad celíaca. Rev Med Chil. 2003; 131 (1): 31-625-9. http://doi.org/bg3d83.

    18. Ландаэта Н., Фернандес А., Родригес М., Пиментел З., Медина М., Росс Э. и др. Enfermedad Celiaca en pacientes pediátricos con Diábetes Mellitus Tipo 1. Gen. 2008 [цитировано 20 декабря 2019 г.]; 62 (2): 96-9. Доступно по адресу: Доступно по адресу: http://bit.ly/2ScchEg.

    19. Брандт К.Г., Сильва Г.А.П., Antunes MMC.Doença Celíaca em Um Grupo de Crianças e Adolescentes Portadores de Diabetes Mellitus Tipo 1. Arq Bras Endocrinol Metab. 2004; 48 (6): 823-7. http://doi.org/b5gvss.

    20. Араужо Дж., Понтесда Силва Г.А., Черногория Мело Ф. Распространенность целиакии у детей и подростков с сахарным диабетом 1 типа в сыворотке крови. J Pediatr (Рио Дж). 2006; 82: 210-4. http://doi.org/fvk9ks.

    21. Аль-Хуссаини А., Сулейман Н., Аль-Захрани М., Аленизи А., Эль-Хадж И. Высокая распространенность целиакии среди саудовских детей с диабетом 1 типа: проспективное перекрестное исследование.BMC Gastroenterol. 2012; 12 (1): 180. http://doi.org/gbcfbw.

    22. Джоши Р., Мадвария М. Распространенность и клинический профиль целиакии у детей с сахарным диабетом 1 типа. Индийский J Endocrinol Metab. 2015; 19 (6): 797-803. http://doi.org/dhbm.

    23. Бхадада С.К., Кочхар Р., Бхансали А., Датта У., Кумар П.Р., Пурначандра К.С. и др. Распространенность и клинический профиль целиакии при сахарном диабете 1 типа на севере Индии. J Gastroenterol Hepatol. 2011; 26 (2): 378-81. http: // doi.org / dnv2jv.

    24. Аль-Синани С., Шареф С.В., Аль-Яаруби С., Аль-Заквани И., Аль-Наамани К., Аль-Хаджри А. и др. Распространенность целиакии у детей Омана с сахарным диабетом 1 типа: перекрестное исследование. Оман Мед Дж. 2013; 28 (4): 260-3. http://doi.org/dhbp.

    25. Баккер С.Ф., Тушуизен М.Э., фон Бломберг М.Э., Малдер К.Дж., Симсек С. Диабет 1 типа и целиакия у взрослых: гликемический контроль и диабетические осложнения. Acta Diabetol. 2013; 50 (3): 319-24. http://doi.org/f4zxzq.

    26.Коста-Гомес Р., Серкейра-Майя Дж., Фернандо-Арраис Р., Андре-Нуньес Ятоба С., Ауксилиадора-Карвалью Роча М., Эдинильма-Фелинто Брито М. и др. Айсберг целиакии: от клинического спектра до серологии и гистопатологии у детей и подростков с сахарным диабетом 1 типа и синдромом Дауна. Сканд Дж Гастроэнтерол. 2016; 51 (2): 178-85. http://doi.org/dhbq.

    27. Hoppe C, Trolle E, Gondolf UH, Husby S. Потребление глютена датскими младенцами и детьми в возрасте 6–36 месяцев на основе национального исследования.J Nutr Sci. 2013; 2: e7. http://doi.org/dhbr.

    28. Колумбия. Instituto Colombiano de Bienestar Familiar, Instituto Nacional de Salud, Ministerio de la Protección Social, Asociación Pro-bienestar de la Familia Colombiana. Resumen Ejecutivo Encuesta Nacional de la situación Nutricional en Colombia 2010 ENSIN. Богота, округ Колумбия: ICBF; 2010 [цитируется 20 декабря 2019 года]. Доступно по адресу: Доступно по адресу: http://bit.ly/2MeOvUs.

    29. да Коста В.М., де Карвалью-Падилья П., де Лима Г.К., Феррейра А.А., Люшер Ю.Л., Порту Л. и др.Избыточная масса тела у детей и подростков с сахарным диабетом I типа: распространенность и сопутствующие факторы. Diabetol Metab Syndr. 2016; 8: 39. http://doi.org/dhbs.

    30. Лючиньски В., Шиповска А., Гловиньска-Ольшевска Б., Боссовски А. Избыточный вес, ожирение и особенности метаболического синдрома у детей с диабетом, получающих терапию инсулиновой помпой. Eur J Pediatr. 2011; 170 (7): 891-8. http://doi.org/cmnxp3.

    31. Армстронг М.Дж., Хегейд В.С., Робинс Г. Успехи в области глютеновой болезни. Курр Опин Гастроэнтерол.2012; 28 (2): 104-12. http://doi.org/bs27th.

    32. Wysocka-Mincewicz M, Kotodziejczyk H, Wierzbicka E, Szalecki M. Избыточный вес, ожирение и нарушения липидов у подростков с диабетом 1 типа. Педиатр Эндокринол Диабет Метаб. 2015; 21 (2): 70-81. http://doi.org/dhbt.

    33. León-Avendaño AC. Estudio CED3: Обнаружение антикоагулянтов IgA против трансглютаминазы ткани (AtTG), обнаруженных при диабете, тип 1 в Боготе [tesis de maestría]. Богота, округ Колумбия: Факультет медицины, Национальный университет Колумбии; 2017 г.

    Банкноты

    Ладино Л., Леон А., Кинтеро О., Васкес Р., Велоза А., Сеспедес С. Обнаружение антител IgA к тканевой трансглутаминазе (tTG-IgA) у детей с сахарным диабетом 1 типа. Rev. Fac. Med. 2020; 68 (3): 347-51. Английский. DOI: http://dx.doi.org/10.15446/revfacmed.v68n3.75597. Ladino L, León A, Quintero O, Vázquez R, Veloza A, Céspedes C. [Detección de anticuerpos IgA antitransglutaminasa tisular (IgA-TGT) en niños con диабет типа 1]. Rev. Fac. Med. 2020; 68 (3): 347-51.Английский. DOI: http://dx.doi.org/10.15446/revfacmed.v68n3.75597.

    Конфликт интересов Авторы не заявили.

    Финансирование Это исследование финансировалось через внутренний звонок PCI 20158317, сделанный Университетом Эль-Боске в Боготе, и исследовательский грант 2015 года Латиноамериканского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *